Владимир Кнари

Во спасение

 

    Посетителей в этот день на кладбище было немного. А на ставшей уже знакомой аллее и вообще никого.
    - Вот и снова я, Ева, - Нил Самуилович положил принесенные цветы на могилку, рядом с небольшим и аккуратным памятником. Два алых тюльпана. Цветы хоть и незатейливые, но Ева именно их больше всех прочих любила при жизни. Розы она всегда считала слишком холодными, жестокими. Нежные, приятно ласкающие руки бутоны тюльпанов нравились ей куда больше. Всю жизнь мечтала увидеть наяву огромное-преогромное поле, засаженное этими красавцами. Не довелось...
    Нил Самуилович достал из кармана выглаженный носовой платок, сначала промокнул им лоб, а затем расстелил его на ближайшем камешке и присел.
    - Помнишь Петуховых, Ева? Так вот мальчик у них родился. И большой какой! Весь дом гордится. Защитник вырастет...
    Внезапный порыв ветра попытался сбросить цветы, но быстро иссяк, лишь слегка сдвинув бутоны. Нил Самуилович поправил их и для верности присыпал стебли горстью земли. Вытерев руки всё тем же платком, он сложил его и спрятал в карман пиджака. Некоторое время постоял молча, глядя куда-то внутрь могильного камня, будто мог рассмотреть в нём нечто, невидимое никому другому. Вздохнул и тихо продолжил:
    - Вот, а Кимановы уже не живут у нас. В Москву уехали. Собрались быстро и уехали. Вместо них какой-то военный с семьёй теперь. Жена и двое ребятишек... - он мял свои руки, не зная, куда их деть. - У нас почти всё по-старому. Вот только раскладушку я выкинул, совсем худая стала. И светло ведь теперь! Недели две назад, гроза ещё была, молния точнёхонько в наш старый вяз попала. Так спилили его, и солнце прямо в окно бьёт. Непривычно...
    Нил Самуилович постоял ещё немного, снова поправил цветы и обратился к жене:
    - Пойду я, Ева, ты уж извини. На днях снова загляну, жди. Ещё тебе цветы принесу, а то ведь отойдут скоро, ты же знаешь. До свидания, любимая.
    Он кинул последний взгляд на могилку, повернулся и быстрыми шагами направился к выходу.

    Последние дни его всё чаще одолевали недобрые мысли. Начальство на заводе за полгода сменилось несколько раз. Руководство страны вплотную взялось за врагов народа. Просто удивительно, насколько те успели просочиться во все сферы жизни советских трудящихся.
    В прошлом году по стране пролетела целая череда открытых процессов. Самым громким, конечно же, было дело о троцкистско-зиновьевской банде. А там уж пошло-поехало. Оказалось, что большинство военачальников работали на Германию, Японию и прочие оплоты капитализма, только и видящие, как бы сжить со свету страну честных рабочих.
    Конечно, Нил Самуилович понимал, что дело тут нечисто. Не могли люди, которых он лично знал многие годы, вдруг оказываться предателями родины, признаваясь в самых ужасных грехах. Он понимал нелепость всех обвинений, но теперь, похоже, было опасно даже думать на эту тему. Тем не менее, он продолжал размышлять, прекрасно отдавая себе отчёт, что и сам может в недалёком будущем стать "врагом народа". Чтобы осудить человека, теперь было достаточно простого доноса. А доносчиков вокруг хватало. Обладай ты хоть малейшим достоинством, выделяющим тебя из толпы окружающих, и обязательно найдётся "униженный и оскорблённый", который посчитает за подвиг черкануть несколько строк куда следует о "зловредной" деятельности вражеского наймита.
    Год назад умерла жена Нила Самуиловича. Тогда же он заметил в себе новый дар, позволивший предчувствовать грядущие неприятности. И вот сегодня, вставая с постели, Нил Самуилович в очередной раз уловил смутные ощущения грядущей беды. Раньше чувства его не подводили, но такой сильной тревоги не возникало ни разу. К сожалению, дар позволял предвидеть, но не мог изменить грядущие события.
    Погружённый в мысли, Нил Самуилович и не заметил, как рядом будто из пустоты возник молодой человек.
    - Товарищ Зильман, вы не будете возражать, если я составлю вам компанию?
    Нил Самуилович резко остановился и взглянул на заговорившего. Его лицо Нилу Самуиловичу было определённо не знакомо. Правильные черты, нос со следами недавнего перелома, тёмные глаза - но вместе с тем и нечто странное, вызывавшее тревогу и неясный страх.
    - Извините, мы знакомы? Что-то я не могу припомнить вашего имени...
    - О! До настоящего момента вы не видели меня ни разу в жизни, - весело ответил незнакомец. - Хотя кое-что и могли слышать, в этом я уверен. Тем не менее, я знаю о вас многое.
    Вот и началось, подумал Нил Самуилович. Молодой человек мог быть кем угодно, его внешний вид определённо говорил лишь о том, что он не рабочий. Слишком статная фигура, не те манеры. Типичный сын интеллигентных родителей. Одежда тоже не проливала свет на род его деятельности: костюм тёмных тонов, сверху наброшен распахнутый плащ кремового цвета, а на голове шляпа. Так выглядят сотни и сотни жителей города. Незнакомец будто услышал его мысли:
    - Моё имя вам вряд ли что-нибудь скажет... впрочем, зовите меня Вениамином Карловичем. Кстати, вы куда-то направлялись?
    Нил Самуилович хотел ответить, что шёл в сторону дома, потому как у него много неоконченных дел, но неизвестный опередил его.
    - А впрочем, почему бы нам не прогуляться по той тихой аллее и не поговорить?
    Нил Самуилович неохотно взглянул в указанном направлении. Он не имел ни малейшего желания гулять по парку с этим человеком, а тем более о чём-либо говорить, но с удивлением услышал свой голос:
    - Почему бы и нет?
    - Тогда прошу вас. - Молодой человек сделал приглашающий жест.

    Пока они шли в глубь парка, незнакомец, назвавшийся Вениамином Карловичем, и Нил Самуилович лишь изредка бросали друг на друга изучающие взгляды, не произнося ни слова. Нил Самуилович гадал, кто такой его попутчик и зачем ему понадобилось так вот останавливать его на улице, приглашать на прогулку. А может, это иностранный шпион? Да нет, полноте... Похоже, всеобщая волна повсеместной шпиономании захлестнула и его.
    Молодой человек лишь недобро улыбался, когда их взгляды встречались.
    Солнце впервые сегодня вышло из-за облаков и сразу стало припекать. Нила Самуиловича удивляло, почему Вениамин Карлович не снимет ни шляпы, ни плаща. Хотя, по тому не скажешь, что он испытывает неудобства от жары.
    Наконец они удалились достаточно от звуков большого города. Кроме них двоих, на глухую и тёмную аллею никто из гуляющих не пожелал заглянуть. И это настораживало. Молодой попутчик замедлил шаги и прервал долгое молчание.
    - Вижу, вы всё это время гадали, кто я такой. - Нил Самуилович ничего не ответил. - Так вот, я считаю, что не имеет смысла ходить вокруг да около. Вы человек разумный, поэтому с вами можно говорить начистоту. Вы нужны нам. Именно из-за ваших способностей, вашего ума, если желаете...
    - Кому это - нам? - поинтересовался Нил Самуилович, внутренне напрягшись. Быть может, его мысли про шпионов и не были далеки от истины.
    А Вениамин Карлович внезапно сделал быстрое, неуловимое движение и оказался прямо перед Нилом Самуиловичем, буквально пронзив его взглядом. И что-то нехорошее снова почудилось в этих тёмных глазах, что-то, чего там не могло быть:
    - Нил Самуилович, ответьте честно, вы знакомы с вопросами религии хотя бы в общих чертах?..
    Нил Самуилович непроизвольно оглянулся по сторонам. К счастью, вокруг по-прежнему никого не было. Худшие его опасения начинали сбываться. Но опасный собеседник и не ждал ответа.
    - Да что я спрашиваю! Я же знаю, знакомы. - Он понизил голос и задал ещё один вопрос, постепенно переходя на заговорщицкий шёпот: - Тогда позвольте спросить вас вот ещё о чём: вы верите во всё то, о чём говорит христианство?
    Нилу Самуиловичу показалось, что глаза его собеседника всего на какое-то мгновение неуловимо изменились. На миг они стали бездонными, затягивающими далеко-далеко. Но не успел он понять, что произошло, а назвавшийся Вениамином Карловичем со странной ухмылкой на лице слегка приподнял шляпу. Лишь так, чтобы Нилу Самуиловичу стали ясно видны маленькие рожки, доселе скрывавшиеся под ней.
    Сердце его похолодело. Если раньше дело пахло шпионами и провокаторами, то теперь принимало совсем другой оборот. Шпионы хоть и опасны до крайности, но всё же понятны, привычны уже, что ли... А тут... тут совершенная чертовщина...
    Мысли неслись бешеным потоком, сталкивались друг с другом в поисках разумного объяснения. Розыгрыш? Но зачем? Кому мог понадобиться такой странный розыгрыш?
    Странный собеседник будто увидел происходящее в мозгу человека.
    - Нил Самуилович, ну зачем мне вас разыгрывать? - шляпа уже вернулась на положенное место, снова скрыв от излишне любопытных глаз истинную сущность владельца.
    Вениамин Карлович отошёл на шаг в сторону, жестом предложив продолжить прогулку. В какой-то миг Нилу Самуиловичу показалось, что из-под полы плаща высунулся и вновь спрятался кончик хвоста. Он не мог утверждать наверняка, видел ли его на самом деле, или это ему только померещилось. В сложившейся ситуации можно было ожидать чего угодно. Он вновь покорно последовал за... чёртом? Демоном? Или всё же неумным шутником?
    - Сами посудите, ну что мне это даёт? Ничего. Поэтому лучше просто поверьте моим словам и собственным глазам. Я - именно тот, за кого себя выдаю. И повторяю ещё раз: вы нужны нам.
    На этот раз Нил Самуилович уже полностью осознал, кто именно им интересуется. Как ни странно, он был склонен верить собеседнику. А если верить всему сказанному, то сам собой напрашивался единственный вопрос:
    - Если я правильно всё понимаю, вас интересует моя душа?
    - Именно! - обрадовался чёрт. - Конечно, можно было бы забрать и живьём, но это повлечёт за собой множество дополнительных расходов, которые...
    Но Нил Самуилович резко оборвал его:
    - Зачем?
    - Зачем? - удивлённо переспросил Вениамин Карлович (Нил Самуилович уже и не знал, как его называть). - Понимаете ли, мы не испытываем недостатка в негодяях. Эти так и так попадают к нам. А в последнее время, - он странно улыбнулся, на его лице явственно читалось: "Ну, вы же понимаете...", - в последнее время таких становится всё больше. Те же из них, кто ещё волею судьбы жив, нагрянут чуть позже, когда придёт и их время. Но негодяи - это мелкий контингент. Толку от них мало. А для многих наших задач нам просто необходимы люди умные, талантливые... Ну, Нил Самуилович, вы сами должны понимать.
    Нил Самуилович шёл, по большей части глядя себе под ноги, ситуация уже не казалась фантастической. Его ум всего лишь впитывал и анализировал новую информацию, из области домыслов перекочевавшую в разряд реальности.
    - И для этого вы покупаете подходящие души заранее, так?
    - Да-да! Ведь в большинстве случаев мы не можем знать наверняка, куда попадёт душа после смерти. Это не в компетенции Ада. Прямая дорога в нашу обитель ждёт лишь особо отъявленных мерзавцев. Поэтому и приходится идти на сделку с подходящими кандидатами. В сущности, нам это ничего не стоит.
    - Как же это - не стоит? - от удивления Нил Самуилович даже остановился. - Если я правильно знаком с вопросом, при покупке души вы обещаете её владельцу всё, что он пожелает, разве не так?
    - Всё верно, Нил Самуилович, всё верно. Приятно, знаете ли, иметь дело с образованным человеком. В последнее время в вашей стране это становится сделать всё тяжелее... Так вот, по поводу цены. Да, мы обещаем всё, что попросит человек, за исключением бессмертия и прочих вещей, которые делают сделку бессмысленной. Но во сколько бы не обошлось желание клиента, потом он всё равно попадает к нам, и срок его работы будет вечен! Некоторые затраты за вечного работника - это ничто. - Вениамин Карлович в этот момент был очень похож на какого-нибудь оратора на митинге, пытающегося втолковать внимающей толпе очевидные истины, которые эта толпа ввиду узости своего мышления не замечает.
    - Да, наверное, это так, - согласился Нил Самуилович. - Но как вы определяете, допустима назначенная цена или нет? В случае бессмертия всё понятно, но если цена не так прозрачна?
    - Поверьте мне, дорогой мой Нил Самуилович, цена всегда прозрачна. Потому что если человек хочет что-то скрыть, это всегда заметно. ВСЕ-ГДА! - последнее слово он произнёс по слогам.
    Несколько минут они молча шли по аллее, показались одинокие прохожие. Вдалеке проехал трамвай.
    - И вы желаете, чтобы я дал согласие и назвал свою цену? - после раздумий спросил Нил Самуилович.
    - Признаться, именно за этим я и явился.
    - Прежде, чем дать ответ, позвольте спросить вас, Вениамин Карлович. Моя жена - Ева - где она сейчас?
    Видно было, что вопрос этот не обрадовал собеседника. Он замялся, будто не решаясь дать ответ, но уже сама эта нерешительность значила больше последовавших слов:
    - Могу вас порадовать, что к нам она не попала.
    - Значит, если я соглашусь на ваши условия, то жены мне не видать никогда, - не спросил, а лишь констатировал Нил Самуилович.
    - Ну-у... - протянул чёрт.
    - Не видать, это и так ясно. - Чёрт сокрушённо кивнул в ответ, и Нил Самуилович продолжил: - До нашей с вами встречи я не верил в россказни служителей церкви, но вы сами заставляете меня изменить отношение к делу. Если небеса существуют, и моя Ева там, то я никоим образом не соглашусь продать свою душу в ад.
    - Но вы ведь всё равно можете попасть туда, - возразил чёрт.
    - Возможно, - согласился Нил Самуилович. - Но пока у меня есть надежда, что я могу и не попасть туда, я не буду сам загонять себя в "вашу обитель", как вы выразились.
    Они уже почти дошли до выхода из парка, мимо то и дело проходили парочки или одинокие любители свежего воздуха.
    - Ну что ж, - пожал плечами Вениамин Карлович. - Дело ваше. Неволить не имею возможности. Но прежде, чем я покину вас, запомните, Нил Самуилович: вы в любой момент можете принять моё предложение. Для этого вам достаточно мысленно обратиться ко мне и произнести: "Я согласен!"
    - Не думаю, что мне это понадобится...
    - Не зарекайтесь, - перебил его чёрт, снова холодно буравя человека взглядом. - До встречи! - прямо на глазах черты его изменились, одежда истаяла. Всего на долю секунды он предстал перед Нилом Самуиловичем в своём истинном облике, после чего просто исчез, будто и не стоял рядом секунду назад.
    Хорошо ещё, что этот факт так и остался никем не замечен, подумал Нил Самуилович. А может, они и вовсе не видели его собеседника?
    Переполненный противоречивыми мыслями, он направился по своим делам, которых у него сегодня было немало.

    Полгода пролетело незаметно...
    В эту ночь Нилу Самуиловичу не спалось. Часа полтора он ворочался в постели, пробуя все известные ему методы, чтобы заснуть. Ничто не помогало. Тогда он решил не противиться внезапной бессоннице, встал, оделся и тихо, стараясь не нашуметь, двинулся по тёмному коридору на кухню. Продвигался медленно, нащупывая дорогу ногой, а всё же задел оставленный кем-то из соседей на полу тазик. Тот негромко, но гулко пропел что-то басовитое. Звук не должен был разбудить крепко спящих, но из-за двери Марии Семёновны сразу раздалось ворчание на тему "не спится тут всяким". Нил Самуилович не ответил, только спросил мысленно, что же не даёт спать самой Марии Семёновне?
    Рукой он нащупал выключатель, и зажёгшаяся лампочка успела высветить шмыгнувших по полу тараканов. От этой напасти жильцы коммуналки не могли избавиться уже несколько лет. Как только они использовали новое средство, тараканы исчезали на неделю-другую, а затем снова появлялись.
    Нил Самуилович поставил на примус чайник и сполоснул чашку.
    Пока вода закипала, он выглянул в окно. Во дворе горела всего одна лампочка, в её тусклом свете роились снежинки, складываясь в причудливые вихри. Скамейка перед подъездом была уже вся запорошена этим ранним осенним снежком.
    В доме напротив зажглось окно - видимо, какому-то бедолаге также не спалось.
    Чайник наконец закипел, Нил Самуилович уже отвернулся было от окна, когда во дворе послышался гул автомашины. Появление автомобиля возле дома в такое позднее время было странным, а потому Нил Самуилович непроизвольно снова повернулся к окну.
    Машина въехала в свет фонаря с выключенными фарами и резко остановилась, пробуксовав по снежку ещё метра полтора. Свет позволил увидеть огромные буквы, выведенные на кузове грузовика: "ХЛЕБ".
    Неясный холодок проник в душу Нила Самуиловича, не давая ему отвернуться и заняться чаем. Из кабины вышел человек в штатском, из кузова выпрыгнули ещё двое. Молча они вошли в подъезд.
    Боясь двинуться, Нил Самуилович вслушивался в звуки. Даже отсюда, из кухни, он слышал тяжёлые шаги поднимавшихся по лестнице. Не мог, никак не мог слышать, но слышал! Трое прошли первый пролёт, поднялись выше, выше... Шаги замолкли у двери квартиры, где застыл сейчас Нил Самуилович.
    Всё нутро свело холодной судорогой. Вот и всё, ты знал, что это когда-нибудь случится, сказал себе Нил Самуилович.
    Ещё до того, как раздался звук звонка, он был уверен, что их будет три. Потому что на дверной табличке было написано: "Зильман Н.С. - звонить три раза". Первый звонок прозвучал быстро, будто звонивший старался не разбудить остальных соседей шумом.
    Да о чём ты?! Нил Самуилович одёрнул себя. Какое тому человеку дело до сна соседей? Да и соседи не выказывали признаков недовольства вторжением ночных гостей. Даже Мария Семёновна примолкла в своей комнате.
    Второй звонок.
    Они все всё знали...
    Чайник кипел, разбрасывая обжигающие брызги, а Нил Самуилович всё не двигался с места. Нужно было открывать, ничего иного не оставалось.
    Но тут в памяти всплыл разговор, состоявшийся в парке несколько месяцев назад. Нил Самуилович вспомнил каждое слово, произнесенное тогда. Решение пришло само собой. Будь что будет! Он ещё не сделал всё, что хотел в этой жизни. В мыслях возник смутный образ того нереального собеседника.
    Звонок зазвонил в третий раз, а губы прошептали: "Я СОГЛАСЕН..."

И с последним звуком мир вокруг будто застыл. Он не перестал существовать, но звуки, воздух - всё замерло, скованное остановившимся временем. Выплеснувшаяся из чайника вода замерла в воздухе, так и не упав на пол. Язычок пламени примуса остановился, впервые позволяя рассмотреть себя со всех сторон.
    Но тишину нарушило появление нового действующего лица. Возле стола из ничего начал проявляться образ. Это не был собеседник из парка, напротив человека возникло некое демоническое создание, один вид которого бросал в дрожь. С рыком оно взмахнуло перед собой ужасной лапой с острыми когтями, и Нил Самуилович зажмурился, ожидая разрывающего плоть удара. Но рёв стих, а боли не последовало.
    - Как я и предрекал, вы вспомнили обо мне, когда припекло, - раздался знакомый голос, в котором слышались весёлые нотки. Нил Самуилович открыл глаза.
    На месте демона теперь стоял его давешний знакомец, Вениамин Карлович. Однако в этот раз ни шляпа, ни плащ не скрывали его истинной сущности. У него действительно имелся хвост, некогда лишь на миг показавшийся из-под плаща.
    - Ну, вы всё же решили согласиться на моё предложение, Нил Самуилович? - поинтересовался чёрт. Он отодвинул рукой зависшие в воздухе брызги кипятка и пристроился на табуретке у стола.
    Нил Самуилович наконец отошёл от окна и сел напротив посланника ада. В этот момент он понимал, что их беседу не услышит никто из соседей, что он может пока не беспокоиться о тех троих за дверью. Но лишь на то время, пока чёрт будет здесь. Нил Самуилович получил эту отсрочку и должен ею воспользоваться наилучшим образом.
    - Я думаю, что у меня ещё есть дела в этом мире... - тихий голос Нила Самуиловича разительно отличался от громких реплик ничего не боящегося чёрта. Но привычки не так легко искоренить.
    - Вы знаете, а вы в этом не одиноки. Практически все, с кем мне приходилось иметь дело, считали точно так же. Даже больше, мы можем спросить любого, и я уверен, он скажет, что у него есть ещё здесь дела. - Чёрт так вальяжно устроился на табуретке, будто под ним было по меньшей мере роскошное мягкое кресло.
    - Нет, вы меня не совсем поняли. Коль мне суждено уйти... - Нил Самуилович запнулся на миг, - уйти туда, то я бы хотел постараться сделать здесь как можно больше, чтобы спасти других.
    - О! Это похвально, - с иронией воскликнул его собеседник. - Но вы отдаёте себе отчёт, что вся эта ваша благотворительность всё равно не поможет вам, если вы подпишете со мной договор? Иначе зачем мне вам помогать?
    - Конечно.
    - Тогда я вас совершенно не понимаю... - чёрт встал и в упор посмотрел на Нила Самуиловича. Затем махнул рукой. - Ладно. Если вы знаете о последствиях, то дело лишь за формальностями. Что вы желаете? Эти, - он кивнул в сторону входной двери, - не проблема. Но вы ведь хотите чего-то большего, верно?
    - Отчасти - да, - согласился Нил Самуилович. Он тоже встал и повернулся лицом к окну, глядя на застывшие в воздухе снежинки. - Я всего лишь хочу прожить отведенный мне здоровьем срок и не зависеть от желания таких гостей. Всё остальное я сделаю сам, без вашей помощи.
    - Больше ничего? Ведь это такая малость...
    Нил Самуилович развернулся:
    - Больше - ничего, - внезапно окрепшим голосом ответил он.
    - Хорошо-хорошо! Дело ваше. Тогда меня интересуют детали: у вас есть пожелания на сей счёт? Мешающие вашей жизни люди должны погибать, просто исчезать, никогда не задумываться о вас?..
    Нил Самуилович перебил его:
    - Нет, пускай они живут. Пусть всё будет как можно ближе к обычной жизни. Пусть только меня не смогут убить и... - он запнулся: - Вы можете дать мне бумагу, которая будет выпроваживать таких гостей восвояси? - он тоже кивнул на дверь.
    - Бумагу? Выпроваживать? Да пожалуйста. Но не сложно ли это всё?
    - Мне бы хотелось как можно меньше повлиять на ход моей жизни и жизни остальных людей.
    - Ну, вы всё равно повлияете. Самим своим существованием.
    - Это - необходимость.
    - Ладно, уговорили, - согласился чёрт. - Какую бумагу вы хотите?
    Прямо из воздуха перед ним возник белый лист и ручка с чернильницей.
    - Позвольте, я сам напишу, - Нил Самуилович взял у него письменные принадлежности и быстро, размашисто набросал текст на листе.
    Чёрт принял бумагу и бегло пробежал глазами написанное.
    - "...уйдут ни с чем", - закончил он. - Да вы почти поэт! Так что, вам только этих троих убрать?
    - Там ниже ещё несколько слов, - указал Нил Самуилович.
    Чёрт взглянул на бумагу снова.
    - Ах, да, под пальцем. "И каждый раз да будет так!" - теперь медленно и вслух прочёл он. - Ага!
    Он ещё раз просмотрел текст, затем аккуратно сложил лист и передал его обратно человеку.
    - Странные у вас желания, Нил Самуилович. На моей памяти вы первый, кто не попросил практически ничего. Но и заставлять вас заказать замок до небес в мои планы ну никак не входит. Дело ваше...
    - Жизнь - это не так уж и мало, - заверил его Нил Самуилович.
    - Возможно. Мне тяжело об этом судить, - чёрт взмахнул рукой, и в его ладони, как у заправского фокусника, появился другой лист, мерцающий разными цветами в тусклом свете электрической лампочки. - Но чтобы наша сделка заработала, нам осталось подписать контракт. Мелкая, но необходимая формальность, - он весело подмигнул Нилу Самуиловичу.
    Тот начал закасывать рукав рубашки.
    - Что вы делаете? - искренне удивился чёрт.
    - Ну, как же? - смутился Нил Самуилович. - Ведь подпись... кровью...
    - О! Что за слухи ходят на земле? Какая кровь? Зачем? Просто поставьте свою подпись, да и дело с концом.
    Чёрт подсунул ему договор: - Ознакомьтесь, подпишите, и с этого момента ваша бумага станет действовать так, как вы того хотели.
    Нил Самуилович внимательно прочёл напичканный стандартными штампами и канцеляризмами текст, а затем поставил внизу свою подпись. Листок с написанным ранее он сжимал в левой руке.
    - Ну вот, - чёрт подкинул лист договора в воздухе, и тот просто испарился, не пролетев и пяти сантиметров. - Я же говорил: не зарекайтесь!
    Он встал, слегка поклонился и произнёс уже без прежней весёлости:
    - До встречи! - на миг его глаза снова стали бездонными колодцами, а затем он беззвучно и мгновенно исчез, как и лист договора минуту назад.
    Мир взорвался звуками, от которых Нил Самуилович успел отвыкнуть за время беседы. В этот миг даже можно было услышать эхо последнего звонка в дверь. Третьего звонка.
    Нил Самуилович быстро подбежал к двери и открыл замок. Трое молча зашли в прихожую, и вошедший первым спросил:
    - Вы - Зильман Нил Самуилович?
    - Да, - немного дрожащим голосом произнёс Нил Самуилович. Его рука протянула ночным посетителям полученную от чёрта бумагу, которую он всё так же сжимал в кулаке.
    - Что это? - удивился вошедший и посмотрел на Нила Самуиловича. Его глаза удивительно были похожи на глаза Вениамина Карловича. Тот же тяжелый и прожигающий насквозь взгляд. Не дожидаясь ответа, он взял из рук Зильмана бумагу, развернул её и прочёл.
    Затем козырнул по-военному, хотя и был в штатском, и громко извинился:
    - Простите за беспокойство, Нил Самуилович, - после чего развернулся и вышел из квартиры, увлекая за собой молчащих спутников. Казалось, он и сам не понимал, почему только что просто ушёл, не забрав этого человека с собой.
    Стоя в коридоре, Нил Самуилович слышал, как отъехала машина.
    Подписанный с дьяволом контракт выполнил своё дело.

    Чёрт сдержал слово: договор действовал.
    Договор убрал первых троих НКВДшников.
    Договор провёл его через страшную череду репрессий.
    Договор не дал ему попасть в гетто, так и не дождавшееся jude по фамилии Зильман.
    Договор остановил пулю неизвестного солдата: она просто замерла на секунду перед лицом побелевшего Нила Самуиловича, а затем упала к его ногам.
    Договор хранил своего подопечного, чтобы тот мог в конце своего земного пути предстать перед Князем Тьмы и служить ему вечно.
    А Нил Самуилович изо всех сил делал то, ради чего отсрочил эту встречу.
    Он не пытался стать героем, он просто спасал, спасал и спасал. Знание своей судьбы позволяло ему идти на самые рискованные операции, и за ним тянулся след. След человеческих жизней.
    Он никогда не считал, скольких сумел увести от расправы собственных властей, скольких спрятал, выходил и переправил во время войны, скольким сумел помочь после... Ему это было не нужно.
    И всё же на закате жизни, когда здоровье уже начало подводить, и Нил Самуилович почувствовал, что дни его сочтены, он пожалел лишь о том, что сумел помочь десяткам и не спас тысячи...

    Сердце внезапно кольнуло, и сразу боль исчезла. Пропала тяжесть, усталость. Осталось только ощущение лёгкости и внезапной радости: всё...

    Мир снова застыл, как и много лет назад. Дети, до этого игравшие за окном, уже не кричали и не бегали. Соседка за стенкой перестала отчитывать своего недотёпу-сына. Исчез гул машин на проспекте.
    И в этой тишине тело Нила Самуиловича стало стремительно изменяться. Он всё ещё видел свои руки, руки старика. Всё тело покрывали морщины. Но дряблая кожа пепельного оттенка стала зыбкой, будто призрачной. А под ней уже проявлялось тело здорового и сильного мужчины. Не юнца, но такого, каким он был в свои лучшие годы. Он с удивлением наблюдал за этой метаморфозой, когда за спиной раздалось покашливание.
    - Кх... Это обычное дело после смерти. Нам ведь не нужны немощные старики. Что от них толку?
    Нил Самуилович медленно обернулся. Вениамин Карлович ничуть не изменился за все эти годы. Да и с чего бы меняться бессмертному созданию? Вот только костюм теперь на нём был по современной моде.
    - Вы удовлетворены тем, как выполнялся договор?
    - Да, в целом - да, - даже голос Нила Самуиловича помолодел и казался ему непривычно громким.
    - Тогда давайте не будем тратить времени понапрасну. Прошу, - чёрт приглашающим жестом указал на стену, где начал появляться чёрный проход. Вокруг прохода клубился такой же непроницаемо-чёрный дым.
    Вместо того чтобы проследовать в указанную "дверь", Нил Самуилович обернулся, поднял со стола заранее приготовленный пожелтевший и немного надорванный лист бумаги и протянул его чёрту.
    - Что это? - спросил тот, принимая бумагу. - Ах, это... Мне эта бумага не нужна. Можете просто выкинуть, - он протянул лист обратно. - Идёмте!
    Нил Самуилович не двинулся: - Вы прочтите.
    - Зачем? - удивился чёрт. - Да я и так помню, что там написано.
    - Прочтите внимательно. Вслух.
    Чёрт с неохотой снова развернул бумагу:
    - "Когда придут за мной и захотят забрать, а я не пожелаю, пускай они уйдут ни с чем. И каждый раз да будет так!"
    Вениамин Карлович вопросительно посмотрел на человека:
    - Ну? И что теперь?
    Нил Самуилович усмехнулся:
    - А теперь я вас больше не задерживаю.
    Чёрт аж подскочил на месте от такой наглости.
    - Что?! Как это вы меня не задерживаете?!
    В ответ он услышал лишь спокойные слова:
    - Потому что я не желаю идти с вами.
    - Да мне плевать на ваши желания! - чёрт отбросил скомканный лист и двинулся к Нилу Самуиловичу, постепенно приобретая свои истинные черты. Но в этот миг в комнате появился третий.
    Этот третий с виду походил внешностью на Вениамина Карловича, когда тот выглядел как человек, но, в отличие от первого, в его взгляде было несравнимо больше света и тепла. Когда он схватил за плечо чёрта, за спиной нового посетителя поднялись и снова опали белоснежные крылья.
    - Венмар, своими действиями ты нарушаешь свой же договор! - спокойно произнёс ангел. Нил Самуилович отметил, что, представившись впервые, чёрт лишь немного изменил своё истинное имя.
    - Какой, к ангелам собачьим, договор?! - услышав ругательство, обладатель белых крыльев поморщился. Но чёрт уже обернулся к нему и не пытался сцапать своими лапами застывшего Нила Самуиловича.
    Ангел протянул руку, и в неё вплыл скомканный лист. Аккуратно развернув бумагу, ангел показал её чёрту:
    - Ты же сам его только что перечитал.
    - Андрей, но ведь он провёл меня! Это касалось только людей! - попытался оправдать свои действия служитель Сатаны.
    Ангел лишь улыбнулся в ответ:
    - Разве здесь есть хоть слово про людей? Или про чертей и ангелов? Этот человек провёл тебя, даже и не особенно напрягаясь. Ты сам позволил ему это сделать, сам!
    Чёрт медленно осел на пол и обхватил голову руками.
    - Но ведь это так просто... - пробормотал он, - он не просил ни бессмертия, ни копей Соломоновых...
    - Да, он попросил лишь, чтобы его оставили в покое, - согласился Андрей.
    Нил Самуилович молча следил, как бессмертные создания решали его судьбу.
    Чёрт поднялся:
    - И что мне теперь делать?
    - Ты можешь удалиться, я так полагаю? - Ангел вопросительно посмотрел на Нила Самуиловича, и тот согласно кивнул в ответ.
    Венмар зыркнул сначала на него, потом на ангела и зло бросил своему противнику:
    - Я буду жаловаться, Андрей, так не должно было случиться!
    - Твоё право. Но, думаю, тут ты уже ничего не поделаешь...
    - Посмотрим, - крикнул чёрт и исчез в проходе, который сомкнулся за его спиной.
    Нил Самуилович только теперь снова вымолвил:
    - Спасибо.
    - Меня не за что благодарить, - развёл руками ангел, - я лишь не дал Венмару сделать ещё одну непростительную ошибку. Так или иначе, но дело всё равно завершилось бы в вашу пользу: Сатана должен чтить правила.
    - Я... я надеялся на это...
    - Единственное, что мне непонятно, это как вам удалось так просто провести Венмара... Подвох виден почти сразу, но он его не заметил...
    Нил Самуилович погрузился в воспоминания, его мысли обратились к событиям давно прошедшей ночи.
    - В тот момент будто кто-то подтолкнул меня к такому действию. И даже нашептал слова соглашения, - вспомнил он. - Они просто всплыли из ниоткуда.
    Ангел явно заинтересовался услышанным:
    - Похоже, вам кто-то помогал...
    - Но зачем? И что теперь делать мне?
    Ангел развёл руками:
    - Даже мне не дано знать всё, что творится в мире. Тому были причины, я думаю. А что делать с вами... Если бы вы оказались негодяем, ваша душа осталась бы неприкаянно бродить по земле. Вообще-то, вы и сейчас можете выбрать себе такую судьбу. Но ваш жизненный путь позволяет мне предложить вам отправиться на Небо, ваши поступки были искренними. - Он пальцем указал на лист, который всё ещё держал в руках. - Но только предложить, силой увести я вас не могу, как видите, - он тепло улыбнулся и так же, как раньше чёрт, указал на стену, где теперь открылся светящийся ярким светом и обрамлённый облачными клубами вход.
    Нил Самуилович подошёл к ангелу, взял у него из рук бумагу и, аккуратно сложив, спрятал в кармане.
    - Моя Ева заждалась меня. Поэтому я принимаю предложение. - В его глазах блеснули хитрые искорки. - Но только пока.
    И он шагнул в яркий проход.

© Владимир Кнари 22-31.05.2002
Минск


Главная страница ] [ Об авторе ] [ Произведения ] [ Записки хомяка Глюка ] [ Блог ]

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".