Владимир Кнари

Созданные для...

 

Светлой памяти
младшего брата Сергея
Прости...

    Грохот взрывов, свист пуль, истеричный хохот и булькающие крики ужаса захлебывающихся в собственной крови... Какофония звуков...
    Красные и белые разрывы гранат и бомб, обжигающе яркое пламя напалма, бурая кровь и черная земля... Холодящая кровь смесь красок...
    Но все это замечаешь только первые несколько часов, да и то, сознательно - лишь первые мгновения. Дальше ты уже существуешь во всем этом, не обращая внимания на любой ужас. Мир для тебя превратился в одно сплошное поле боя, да так оно и есть на самом деле. Война повсюду, смерть и разрушение везде вокруг тебя.
    Здесь не надо кричать "ура!", здесь нужно сражаться. Сражаться до последнего, сражаться до самого конца, пока еще есть силы причинить врагу хоть малый, но урон. Каждый из нас - лишь маленькая единичка в числе таких же. Но и каждый - это один из лучших, отборнейший из отборнейших.
    И только мы можем решить судьбу мира.
    Во всяком случае, нам так сказали...

    Смутно помню себя... Какие-то обрывки чувств, переживаний, стремлений... Кому-то был нужен... Кого-то... любил? Кто-то ждал меня, кого-то - я.
    Не осталось почти ничего. Вначале вообще была одна пугающая пустота без места и времени, в которой я барахтался, пытаясь найти ответ на самый страшный вопрос: кто я? Потом чернота стала отступать, и я начал успокаиваться, хотя ответ так и не пришел.
    Через некоторое время смог открыть глаза и понял, что могу видеть. Услышал неясные шорохи и осознал, что могу слышать. Расплывчатые вначале образы потихоньку застывали, принимая четкие очертания. Наконец я сумел рассмотреть, где нахожусь. Это была небольшая полутемная комната без окон и, что самое странное, без дверей. Полумрак придавал своеобразный уют, но понять, откуда сочится тусклый свет, я так и не смог.
    Я возник из ниоткуда и появился неизвестно где. Все, что было раньше, исчезло. Да и было ли оно, это "раньше"?
    Вдруг почувствовал неудобство и впервые пошевелился. По неясной причине сразу же быстро вскочил, и от резкого движения у меня пошли круги перед глазами. Когда они растворились, я увидел свое тело и вдруг отчетливо осознал: я - человек. К сожалению, на этом процесс воспоминаний и остановился.
    В отчаянии, что разум и память покинули меня, просидел, не двигаясь, несколько часов, пока дверь, открывшаяся прямо в стене, не вывела меня из состояния транса.
    В дверях стоял мужчина (только тут я вспомнил про половое различие), он был пошире меня в плечах и выше на полголовы. Как я смог это определить, не видя себя со стороны, даже и не знаю. На его плечи спадали густые русые волосы, и я нашел это красивым. А вот светлая, почти белая его одежда мне совершенно не понравилась. Но не успел я понять, из-за чего, как в тот же миг с ужасом осознал собственную наготу, о которой до этого даже и не думал. Спрятаться было негде, да и вошедшего мой вид, кажется, совершенно не смущал.
    - Ну что, пришел в себя? - его голос резко ударил по ушам, до того слышавшим только монотонные шорохи неизвестного происхождения.
    Ответить я не решился, хотя и понял, что могу говорить. Лишь коротко кивнул в ответ.
    - Одежда здесь, в шкафу, - он прикоснулся к другой стене на уровне груди, и там открылась ниша, в которой висела какая-то бесформенная одежда таких же светлых оттенков, что и у него. Делая вид, что нагота меня не смущает, я продолжал молча взирать на незнакомца.
    - Еда тебе теперь, в принципе, ни к чему, но если привык, вот здесь можешь заказать все, что душе угодно.
    Мне показалось, что он сделал лишь взмах рукой, а в воздухе уже появилась панель с несколькими кнопками.
    - Если нужно будет что-то такое, чего не сможешь получить через транспортировщик, - он кивнул в сторону панели, - с его же помощью можешь вызвать меня, вот так, - мужчина показал, что делать. - Ладно, теперь отдыхай, у меня еще дела есть...
    Он повернулся, намереваясь выйти, и я решился на вопрос:
    - Где я?
    Мужчина замер, медленно обернулся ко мне и спросил:
    - То есть? - На его лице читалось явное удивление.
    Потом, будто вспомнив что-то, он нахмурил брови и спросил:
    - А ты не понял? Ничего не помнишь? - Лицо стало еще серьезнее. - Да, такое бывает. Может, оно и к лучшему... - так и не ответив на вопрос, он выскользнул за дверь.
    Только теперь я ощутил, что в комнате стало чуточку темнее. Видимо, моего не назвавшегося гостя окружала некая аура, придававшая свету тепло и насыщенность.

    Два дня я не находил себе места. Пробовал есть, но аппетит отсутствовал напрочь. Посмотрел, что может мне предложить "всемогущий" транспортировщик. Оказалось, в его распоряжении обширнейшая библиотека, но я, не помнивший даже собственного имени, так и не сумел подобрать что-нибудь из огромного списка. Для меня вообще было загадкой, как я мог читать. Тогда заказал первую попавшуюся книгу, но бросил читать на третьей странице, автор оперировал такими понятиями, о которых я не имел ни малейшего представления.
    Обезумев от пустоты, из которой, казалось, я так недавно вырвался, убежденный в том, что про меня просто забыли, я решился вызвать своего недавнего знакомого. На мой вызов откликнулся монотонный голос, звучащий одновременно отовсюду:
    - Экстренная ситуация! Абонент доступен лишь для самых неотложных дел. Назовите причину вызова.
    Задумавшись на несколько секунд, я четко произнес:
    - Я хочу выйти. - Ответом мне была тишина. - Я хочу знать, где я. Хочу знать, кто я.
    И когда я уже решил, что меня не слышат, тот же монотонный голос ответил:
    - Причина несущественна. Вызов отклонен.
    И все.
    Но прошло совсем немного времени, как мой гость появился сам.
    Он возник в распахнувшейся двери, быстро окинул меня взглядом с головы до ног, и уже поворачиваясь, кинул на ходу:
    - Давай за мной. Быстро!
    Я еще не успел сообразить, чем может быть вызвано такое его поведение, а уже бежал за ним по светлым коридорам. Миновав несколько поворотов и дверей, мы оказались на залитой солнцем лужайке, я несколько опешил, вновь ощутив полностью потерянные чувства и запахи, но мой проводник схватил меня за руку и потянул за собой.
    - Скорее, у нас крайне мало времени. Сейчас каждый человек на счету, - произнес он, не оборачиваясь.
    У огромного здания, утопающего в клубах белого тумана, собралась уже изрядная толпа, по-видимому, таких же, как и мы - проводников и их подопечных. И тех, и других можно было запросто определить с первого взгляда. Первые выглядели довольно спокойными, хотя и было заметно, что все они спешат выполнить какую-то крайне важную миссию, вторые же отстраненно наблюдали за происходящим, совершенно не понимая, из-за чего такая кутерьма.
    Без особого удивления я отметил, что в этой толпе были и женщины. Я вообще ничему не удивлялся, тяжело удивляться, когда понимаешь, что не знаешь самых естественных мелочей.
    Мы влились в толпу, и теперь я заметил, что это не просто тьма народу, собравшаяся в одном месте, а вполне четкая очередь к входу в здание, и она быстро двигалась. Минут через десять мы уже были внутри, где молодая девушка, стоявшая у двери, вручила нам небольшой лист, как мне думается, с предписанием, так как мой проводник взглянул на него, кивнул и двинулся по коридору, вновь потянув меня за собой. Мне же не оставалось ничего иного, как покорно следовать за ним.
    Простояв еще в одной очереди теперь уже в кабинет, мы наконец попали и туда. За дубовым столом сидел немного сутулый, полноватый мужчина. Он повернулся на звук, а я почувствовал, что меня подтолкнули в спину, и услышал голос проводника:
    - Из новоприбывших, необходимо срочное подтверждение его пригодности и успешности теста.
    Дверь хлопнула, и я остался один на один с этим невзрачным стариком в очках.
    - Новоприбывший... Срочность... Все вы сейчас новоприбывшие, все сейчас срочно... - промямлил он. - Да... Война начинается...
    - Какая война? - спросил я, вспомнив, что в жизни бывают и такие непостижимые события.
    Он снял очки, протер их привычным жестом о белый халат, снова надел и внимательно посмотрел своими маленькими даже через стекла очков бусинками глаз прямо в мои.
    - Скоро узнаете, молодой человек, очень скоро. Вы садитесь. И снимите, пожалуйста, рубаху.
    Усадив меня в кресло, он принялся задавать всяческие вопросы относительно моей жизни, но быстро убедился в практически полной потере памяти.
    - Нда... - резюмировал он. На пару минут он задумался, а потом махнул рукой:
    - А, ладно! Перейдем сразу к последнему средству. Не сработает, так и все остальное не важно, а сработает - во время войны все спишут, - резонно заметил он, доставая из стеклянного шкафчика у стены небольшую склянку с кристально-чистой жидкостью. Отвинтив крышку, он понюхал содержимое, а затем намочил неизвестной жидкостью ватку и протер мое плечо.
    Кожу на плече будто кипятком обдали. От неожиданности я дернулся, но врач удержал меня, в его хрупких на взгляд руках оказалась недюжинная сила. Так же мгновенно, как появилась, боль отпустила. Старик молча смотрел на мое плечо. Я тоже скосил глаза и увидел, как прямо на коже стало проступать голубое пятно. Приглядевшись, я понял, что это какая-то надпись, но прочесть ее мне не удалось.
    Видимо, удовлетворенный результатом, врач произнес с печалью в голосе:
    - Что ж, вы один из них...
    Только я хотел спросить, кто такие "они", к которым меня угораздило относиться, а он уже достал новую склянку и предупредил:
    - Сейчас будет еще больнее. Экстренные меры, сами понимаете, - добавил он, как бы оправдываясь.
    Если в первый раз я чуть не подпрыгнул, то теперь у меня перед глазами пошли круги, я сжал кулаки, до крови впившись ногтями в ладони.
    Когда круги прошли, я увидел, что врач пишет что-то в мою карточку-предписание. Взглянув на плечо, я обнаружил там еще одну надпись, теперь уже ярко алого цвета.
    - Одевайтесь, - произнес врач, не оборачиваясь.
    Пока я натягивал свою рубаху, он нажал незамеченную мной раньше кнопку под крышкой стола, и как из-под земли в дверях появились два амбала, которым он велел проводить меня.
    - И следите, чтобы с ним ничего не случилось по дороге, - сказал врач напоследок, - он отобран для проекта "АР".
    Я, давным-давно ничего не понимающий, позволил волнам нести меня по течению. Будь что будет! В конце концов, я не знаю, кто я, не знаю, где я, так откуда мне знать, что для меня лучше?..

    И теперь я здесь, на поле боя. Среди таких же, прошедших отбор для проекта "АР". Проекта, чье назначение - война за судьбу мира.
    Шальная пуля больно кольнула плечо, и тонкая струйка крови покатилась сначала по голубым, а затем по алым буквам.
    Теперь я знаю, что там написано. Я прочел это на теле погибшего два часа назад товарища, стоявшего насмерть плечом к плечу рядом со мной. Товарищу не повезло. Хотя теперь я уже и не знаю, кому повезло больше. Куда он попал отсюда? Куда попадают погибшие здесь? И кому нужен был проект "АР"? Вопросов за последнее время становится все больше, а отвечать ни них некому.
    Я в который раз за последние два часа взглянул на свое плечо, стер ладонью кровь, и яркие голубые буквы засветились даже в этом багровом свете солнца на горизонте:

СОЗДАН ДЛЯ АРМАГЕДДОНА

    А чуть ниже алым пламенем, смешавшись с кровью, меленькими буквами горела вторая надпись:

Прошел проверку в реальных жизненных условиях.

    Когда-то я жил... Когда-то я был человеком. Когда-то я любил и был любимым...
    Теперь я ничего не знаю об этом, мне не о чем жалеть и нечего вспоминать.
    Но теперь я воин, лучший из лучших, удостоенный чести стать спасителем мира. Вот только на что мне мир, которому я уже не нужен?
    Но я, как и те, что рядом, способен решить его судьбу.
    Во всяком случае, нам так сказали...

© Владимир Кнари 08-09.10.1999, 28-30.10.1999
Минск


Главная страница ] [ Об авторе ] [ Произведения ] [ Записки хомяка Глюка ] [ Блог ]

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".