В сентябре моя знакомая (которая и сама пишет прекрасные рассказы) предложила мне поучаствовать в конкурсе "48 часов", проходящем в Интернете. Суть конкурса состояла в следующем: координатор в назначенное время объявляет тему конкурса, после чего все желающие в течение 48 часов (реально было больше) пишут свои творения. Затем начинается голосование: каждый участник читает все работы конкурентов и выделяет среди них первые шесть мест. Баллы суммируются, объявляется победитель. Всё чётко, всё просто.
    Прочтя в означенное время тему конкурса, я задумался, поговорил с женой. В ходе разговора из старой идеи, которая долго не находила своего применения, родился новый сюжет. Не скажу, что он был заготовкой, нет. Старая идея дала лишь толчок. Дальше всё было придумано на лету. Рассказ был послал на конкурс под двойным авторством. Впервые я написал рассказ в соавторстве вообще и в соавторстве с женой в частности. Кстати, ей пришлось взять мой псевдоним ;-)
    Конкурс прошёл, но ещё долго я переписывал отдельные эпизоды, давал читать многим знакомым, чтобы в итоге получить "вылизанную" версию. Поэтому целых два месяца рассказ не появлялся на моём сайте. Теперь я представляю его на суд общественности...

Владимир и Татьяна Кнари

Работа над ошибками

 

    Оставалось почти семьдесят лет, но что можно сделать за такое ничтожное время?
    Мысль проскользнула в мозгу новорожденного, да так и осталась без ответа - тело младенца наконец взяло власть в свои руки, отключив сознание чёрта по имени Барток.
    Ласковые руки подняли малыша, но он, потревоженный, лишь закричал в ответ...

    Ни разу за всю свою жизнь Пётр Васильевич не думал, что конец его будет именно таким.
    Вообще-то, умирать никто не хочет в принципе, но раз уж избежать этого не дано, каждый в конце концов выбирает себе свой собственный идеальный вариант смерти.
    Говорят, в древности любой воин желал встретить свою смерть на поле боя, предварительно отправив в тёмные чертоги как можно большее количество врагов.
    Но люди, которых боги не наградили судьбой героя, уже тогда предпочитали умереть во сне. Тихо и благородно уйти на покой, никого не пугая, а главное - не боясь самому.
    Вот так и Пётр Васильевич в свои почти семьдесят лет уже давно решил: умереть надо тихо. Так тихо, будто тебя и не было вовсе. Дети давно выросли и разъехались кто куда, жена покинула этот мир двенадцать лет назад. Умри сейчас в своей квартире, и о тебе вспомнят, лишь когда ты в положенное время не появишься в конструкторском бюро.
    Именно так хотел умереть Пётр Васильевич. Хотел, но почти незаметно, в один миг всё обернулось совсем по-иному.
    Ветер, который не был заметен в течение всего дня, вдруг стал холодными бичами хлестать по лицу. Он будто пытался остановить человека, решившегося на самый последний в своей жизни шаг.
    Пётр Васильевич взглянул вниз. Кажется, не так уж это и много - двенадцать этажей.
    Принять такое решение было далеко не просто. Ещё тяжелее было его осуществить.
    Старик тяжело вздохнул, не отрывая взгляда от снующих внизу фигурок людей. Затем резко вскинул голову, пробормотал совершенно неуместные в данной ситуации слова: "Один раз живём!" и шагнул в бездну.

    Когда Пётр Васильевич открыл глаза, первым, что он увидел, было его собственное тело. Мёртвое тело. Тело старика, лежащего в какой-то неестественной, невозможной позе. Только потом до него дошли истошные крики молоденькой девушки, которую угораздило в момент падения оказаться совсем рядом.
    Толпа собралась почти мгновенно, люди обступили тело самоубийцы со всех сторон, но подходить к нему близко никто не спешил. Откуда-то вдруг появился милиционер и, не найдя пульс, коротко ответил на немой вопрос в глазах напарника, только что пробившегося сквозь толпу: "Мёртв". Сухо, без эмоций. Простая констатация факта.
    Лишь в этот момент Пётр Васильевич осознал, что же происходит. Он резко отшатнулся от тела, недавно повиновавшегося его желаниям, и только тогда взглянул на себя, на собственные руки. Руки были такими, какими он их помнил. Морщинистыми, с длинными тонкими пальцами и белым шрамиком на левом указательном. Точно такими же, как у лежавшего на тротуаре старика. Вот только крови на них не было.
    Странно, но именно теперь пришло полное спокойствие.
    Выходит, не врали люди, что жизнь смертью не кончается.
    Послышался звук приближающейся сирены. К подъезду подкатила скорая, врачи выскочили из ещё не остановившейся машины, но милиционер опередил их:
    - Это уже не ваш клиент.
    Пётр Васильевич смотрел на всё это как-то отстранённо, будто происходящее совершенно его не касалось. Да и как оно может его касаться, если лежащий на асфальте труп - лишь труп, груда мяса? Он, Пётр Васильевич, уже не там. Вот он, рядом! Однако никто его, естественно, не замечал.
    - Ладно, и что дальше? - спросил он, косясь на небо. Никакой коридор со светом в конце и не думал появляться. - Где, где он - этот свет в конце туннеля? - вновь задал вопрос в пустоту Пётр Васильевич. Ответом ему служили лишь причитания вездесущих старушек вокруг трупа, который уже успели накрыть простынёй. - Даже черти не явились, - с непонятным сожалением добавил он, - самоубивец всё же...
    Он в последний раз обвёл взглядом толпу случайных очевидцев, потом сплюнул на землю и произнёс в сердцах: - Ай, даже умереть толком не удалось, - и двинулся сквозь толпу в сторону автобусной остановки.

    Боль оказалась ещё сильнее, чем чёрт мог себе представить. Барток сразу же схватился рукой за покалеченную щеку. Сквозь пальцы на пол потекла кровь.
    Будь эта рана нанесена кем-то другим, она зажила бы минут за десять, максимум за полчаса. Но эта, оставленная когтем самого Властелина Ада, останется с чёртом навечно. Зарастёт, конечно, но шрам на лице теперь постоянно будет напоминать Бартоку о его провинности.
    Да и было бы за что! Ну, подумаешь, не забрал душу грешника, как это положено. Ну и чёрт с ним, в конце-то концов. Что у нас, мало этих грешников? Одним больше, одним меньше...
    - Тебе где было положено быть? - проревел на молодого чёрта Сатана, отрывая руку Бартока от раны и заставляя того взглянуть себе в лицо. - В глаза смотри! Умел с дружками развлекаться, умей и ответ держать!
    Барток обречённо смотрел на Властелина, не осмеливаясь даже моргнуть. Но на вопрос так и не ответил.
    Сатана прошествовал к дальнему концу комнаты. Там он обернулся и вновь, уже тише, спросил Бартока:
    - Молчишь? Нечего сказать?
    Молодой чёрт молчал.
    Сатана снова подошёл к нему вплотную и громко, раздельно выговаривая каждое слово, повторил свой вопрос прямо в ухо замершего от страха Бартока:
    - Где?! Ты?! Должен был?! Быть?!
    Вся шёрстка мигом вздыбилась на теле провинившегося. И даже хвост встал торчком.
    - На посту! - отчеканил он. - Ожидать вызова. При поступлении такового срочно явиться на место и забрать новую грешную душу к нам.
    - Вот-вот, - уже мягче ответил Сатана. - А ты где был?
    Барток потупил взор.
    Властелин сокрушённо продолжил: - Этот Савченков П.В. по всем законам должен был стать нашим! Сам знаешь правило про самоубийц. Эти, - он указал пальцем вверх, - по этому правилу взять его не могли. Всего делов-то - забрать вовремя! А теперь - всё! Срок вышел, и душа, никем своевременно не оприходованная, так и будет слоняться по Земле, пока сама не сойдёт на нет... Да что я тебе говорю?! - в сердцах выкрикнул он.
    Последний взгляд Сатаны стал последним гвоздём в крышке гроба несчастного чёрта. Вынесенный им приговор не имеет обратного хода. Властелин Ада отвернулся, и, выдержав томительно-бесконечную для Бартока паузу, бросил через плечо:
    - С завтрашнего дня поступаешь в распоряжение Корвала-чистильщика. Будешь исполнять всё, что он прикажет.
    Мир зашатался и рухнул перед глазами Бартока. Хуже чистильщика в Аду была только одна должность - его помощник.
    - Это будет твоей работой ближайшие три тысячи лет.
    Властелин взмахнул когтистой рукой и исчез в клубах серного дыма.

    В баре "Между Раем и Адом" стоял привычный шум. Официантки-бесовочки резво и безостановочно сновали между столиками, принимая и разнося заказы. Завсегдатаи предпочитали места у стойки. Пусть не так комфортно, зато открывается удобный вид на весь зал, можно перекинуться парой-тройкой слов с барменом.
    В другой день Барток тоже с радостью покалякал бы с одноруким Джо, который уже много лет был фирменным знаком заведения, но теперешнее настроение - вернее, полное его отсутствие, - к этому не располагало.
    Поэтому он уединился в самом дальнем и тёмном углу, сев за столик на две персоны. Как из-под земли рядом выросла миловидная бесовочка.
    - Чего подать? - с улыбкой на лице прочирикала она, показав ровные зубки со слегка выступающими клыками.
    - М-м-м... - промычал Барток, силясь прочесть имя у неё на блузке. - Эллочка, - наконец разобрал он, - виски...
    - Минутку, - уже разворачиваясь, ответила Эллочка.
    - И водки, - добавил чёрт.
    Бесовочка снова обернулась к нему и сделала запись в блокнотике.
    - Закуска? - она вопросительно взглянула на Бартока.
    - А на закуску - "Кровавую Мэри"! - вдруг ни с того ни с сего рявкнул чёрт.
    - Фи, - ответила Эллочка, ничуть не уязвлённая таким отношением, и гордо удалилась.
    Когда два из трёх заказанных напитков уже были выпиты, возле столика появилась смутная тень. Барток прихлебнул из недопитого бокала, и тень приняла вполне чёткие очертания, оказавшись никем иным как демоном Брагом.
    - Проблемы, малыш? - спросил он, бесцеремонно устраиваясь в пустовавшем кресле возле стола.
    Браг был одним из немногих демонов, слову которых должен был повиноваться почти каждый в Аду. Он проворачивал самые тёмные и грязные делишки. Многие из них сомнительно балансировали на пределе разрешённого даже для обитателей этого не отличающегося приличием мира. Кое-кто поговаривал, что Сатана терпит его выходки только по той причине, что и сам пару раз обращался за помощью к Брагу. Если уж сам всемогущий Властелин искал помощи у этого демона...
    Тем более странным показалось Бартоку появление этой личности именно перед его столиком. Ведь Барток в недавнем прошлом был всего-то простым чёртом, а теперь и вовсе стал помощником чистильщика.
    - Ты, кажется, не расслышал моего вопроса? - поинтересовался Браг, ощерив свои клыки. - У тебя проблемы?
    - Уже нет. Какие у помощника чистильщика могут быть проблемы?
    - Действительно, никаких. Кроме его положения! - подмигнул в ответ демон.
    Барток уныло посмотрел на нежданного собеседника и сделал изрядный глоток "Кровавой Мэри".
    Демон тем временем приподнялся и щёлкнул пальцами. Эллочка появилась почти мгновенно.
    - Вот что, милашка, - проговорил Браг, ущипнув бесовочку за округлую попку. - Выпивки и жратвы для меня и моего друга, - он кивнул в сторону Бартока.
    - Сию минуту, - проворковала Эллочка и исчезла. Спустя всего какое-то мгновение она появилась снова и быстро расставила заказанное на столе.
    - Спасибо, цыпочка, - поблагодарил Браг и сделал попытку снова ущипнуть её, однако Эллочка со смешком искусно увернулась от него и исчезла за барной стойкой.
    Демон сделал изрядный глоток из своего бокала, оторвал зубами кусок ещё дымящегося мяса и с набитым ртом снова обратился к молодому чёрту.
    - Вот что, брат...
    - Я тебе не брат, - зло буркнул Барток.
    - Брат, не брат - какая, к чёрту, разница? - спросил ничуть не обидевшийся демон. - Главное - я именно тот, кто сможет решить твою проблему!
    - Это как? - хмуро поинтересовался Барток. - Вместо меня к Корвалу работать пойдёшь?
    Браг громко расхохотался в ответ на его слова: - А ты, малый, шутник! Молодец! Нет, работать я за тебя не буду, уж не обессудь. А вот избежать этой работы могу помочь.
    - А не врёшь? - в глазах молоденького чёрта зажглась надежда. Карьера, которая только-только началась, теперь провалилась из-за обыкновенной халатности. А тут - возможность исправить сделанную ошибку.
    - В данном конкретном случае - нет, - честно признался Браг.
    - А какой тебе-то резон? - засомневался вдруг Барток. - Тебе-то к чистильщикам идти не надо. Какой же тебе прок мне помогать?
    - Ну, малыш, - демон похлопал чёртика по плечу, - мне резон есть. Уж поверь мне. Лишь бы ты не оплошал...

    "Сразу ведь чувствовал, что дело нечисто", - подумал Барток, как только осознал, где оказался.
    Единственное решение проблемы! Самые совершенные технологии! Стопроцентная гарантия! Красноречию Брага тогда не было предела, так он хотел уговорить Бартока принять участие в этом сомнительном эксперименте. Ну и где эта стопроцентная гарантия теперь?
    Барток попытался двинуться, но мышцы ещё плохо подчинялись желаниям, а потому движение получилось каким-то странным.
    - Доктор, смотрите, он двинулся! - раздался радостный вопль.
    - Спокойнее, мамаша. А вы думали - это кукла? Это живой человечек, - услышал чёрт добрый голос доктора. Мужские руки подняли младенца в воздух. - Имя-то хоть придумали уже своему богатырю?
    - Андрюшенька это, Андрейчик, - проворковала новоявленная мамаша.
    "Какой я тебе Андрюшенька?" - хотел крикнуть Барток, но раздался совсем не тот звук, которого он ожидал.
    - О! Уже и говорит, - провозгласил доктор. - Держите вот так, - он передал кулёк мамаше, - посмотрите на своё чудо.
    Барток на эту человеческую женщину смотреть не имел никакого желания, а потому попытался хотя бы закрыть глаза. К его удивлению это удалось ему без проблем.
    Мамаша сразу же начала убаюкивать его, решив, что он засыпает. А Барток вновь смог предаться своим горестным мыслям.
    Вот ведь угораздило! Дал Сатана помощника... Договаривались как? Закидывают они меня человеком на Землю незадолго до злосчастных событий, я быстренько нахожу этого Савченкова П.В., произвожу все надлежащие процедуры - и всё! Дело сделано, к чистильщикам меня уже не за что отправлять! А теперь что? Какую там дату этот доктор называл? Про самую счастливую страну на свете помню, Андрюшкой вот назвали - тоже помню... а какая же дата? Ой, ёлки зелёные, а как же я этого самоубийцу-то найду? Только и знаю о нём, что фамилию да инициалы. Ни место, ни дату смерти... хотя нет, вот как раз дату и знаю. Но толку-то теперь?
    Лежать в одной позе было неудобно. Он попытался шевельнуться, но привело это лишь к тому, что мамаша стала качать его ещё более настойчиво.
    "Чтоб тебя!" - про себя выругался Барток. Больше он решил не предпринимать попыток двигаться.
    Стопроцентная гарантия! Где эта гарантийная мастерская, которая теперь вернёт его в нужное состояние? Чёрт бы вас всех побрал...
    Мамаша вдруг качнула его уж слишком резко. От неожиданности Барток раскрыл глаза.
    - Ну, спи, малыш, спи... - склонилась над ним "мама".
    "Ща, только штаны подтяну", - подумал в ответ Барток. Но тут он услышал ещё кое-что. На стене висел радиоприёмник, и именно его звук донёсся сейчас до чёрта в теле младенца. Он начал вслушиваться в речь, не обращая внимания на мамашу, с усердием пытавшуюся усыпить своего малыша.
    "Вот оно!" - наконец воскликнул он внутри: "Это будет, это будет... Да чтоб ты сдох, Браг! Чтобы тебе всю жизнь в помощниках помощника чистильщика ходить! Я же ничего не знаю об этом Савченкове!"
    Оставалось почти семьдесят лет, но что можно сделать за такое ничтожное время?
    Вдруг будто что-то щёлкнуло, и бесовское сознание покинуло тело младенца. Малыш зашёлся плачем на руках у своей мамаши...

    Двое запыхавшихся мальчишек проскользнули в щель между домом и сараем.
    - Ой, - вскрикнул забежавший первым невысокий щупленький паренёк лет тринадцати.
    - Да тише ты! - шикнул на него второй, выглядывавший в это время во двор.
    - Так крапива тут, - начал оправдываться его товарищ.
    - Уж лучше крапива, чем эти, с Петрозаводской... - пробормотал второй, выглядывая из-за угла сарая на улицу. - Фу, пронесло. Они в сторону Карповской понеслись, - он наконец взглянул на своего друга, потиравшего голые колени. - Да ладно тебе, Петька! Пройдёт, не боись.
    Этот второй был примерно того же возраста, что и первый паренёк, но вид имел более боевой. Да и ссадин на руках и ногах у него было не в пример больше.
    - Ага, тебе, Андрюха, хорошо, на тебе быстро всё зарастает, а у меня потом по месяцу сыпь держится, - пробубнил в ответ Петька.
    - Ну и нечего было лезть! - зло проговорил боевой Андрюха. - Бежал бы себе дальше по улице от этих придурков.
    - Да пошёл ты! - выругался Петька.
    - А я и так уже ухожу, - ответил ему Андрюха и вылез из щели во двор.
    Петька подулся некоторое время, а затем тоже полез на улицу за другом. Когда они на бешеной скорости залетели за этот сарай, он почему-то и не заметил, сколько тут навалено всякого хлама. Выбираться получалось значительно медленнее.
    Петька споткнулся обо что-то и чуть не ударился носом о землю. Он еле успел выставить руку перед собой, но тут же взвыл: рука ударилась о какой-то камень.
    - Ну скоро ты там? - раздался голос Андрея. - Или мне одному домой возвращаться?
    - Сейчас, - ответил Петька, рассматривая своего обидчика - небольшой бурый ноздреватый камень. Он быстро сунул его в карман и выскочил на улицу.

    - Гляди! - Петька протянул находку другу.
    - Ну и что это? Камень как камень... - буркнул Андрей.
    - Да ты посмотри, ты ещё такие видел хоть раз?
    - Ну... - засомневался Андрей.
    - Вот то-то! - обрадованно воскликнул Петька. - Знаешь, - уже тише начал он, - а может, это камень с другой планеты?
    - Ага, с Луны. Или с Марса, - скептически заметил вихрастый Андрей.
    - А что?! Хоть бы и с Марса. Вон, помнишь про Тунгусский метеорит?
    - Так тот какой огромный был!
    - Тот - огромный. А другой запросто может быть меньше. Вот как этот. - Петька снова выставил находку перед собой, рассматривая её в лучах заходящего солнца.
    - Ладно, уговорил, это самый настоящий кусок марсианского грунта, - произнёс Андрюха, глядя куда-то вдаль. - Домой уже пора. А то влетит нам обоим.
    - Точно, - согласился Петька, - пора. - Он ещё раз посмотрел на свою находку, а потом спрятал камень в карман и двинулся за Андреем, который уже скрылся в арке.

    А через год Петька со своими родителями уехал в другой город. Петькин отец был инженером на военном заводе, и его вместе со всем производством перебрасывали на новое место.
    Перед самым отъездом Петька забежал к Андрею. Попрощаться.
    Конечно, Андрей понимал, что у каждого человека своя собственная жизнь, но всё же тяжело было расставаться с другом, с которым столько всего пережито. Четырнадцать лет - это ого-го! Не хотелось ни о чём говорить. Он даже не просил, чтобы Петька написал ему с нового места. Кстати, он так и не выяснил, куда же уезжает Петькина семья. Да и так ли уж это важно?
    - Не смотри ты на меня, как на бандюгу! - воскликнул Петька, уставший выносить насупленный взгляд друга.
    - Я не смотрю на тебя, как на бандюгу, - почти без интонации в голосе ответил Андрей.
    - Нет, смотришь! - Петька подскочил и стал мерять шагами комнату. - Что я, виноват, что мы уезжаем? Думаешь, тебе одному тяжело?
    Андрей молчал, тупо рассматривая за окном мокрый после дождя асфальт.
    Огромные напольные часы звонко ударили в углу, возвещая окончание очередного часа.
    - Ну вот, мне уже и идти пора, - расстроенно пробормотал Петька. - А попрощаться так и не смогли по-человечески...
    - А что нам надо было - обняться и поплакаться друг другу в жилетку? - не оборачиваясь, спросил Андрей.
    - Да по... - Петька не окончил фразу. - К тебе как к другу, а ты...
    Андрей продолжал смотреть в окно.
    - Ну и сиди! Прощай! - крикнул Петька ему в спину.
    Что-то стукнуло по столу, а затем хлопнула дверь. Только через пять минут Андрей обернулся. На столе лежал тот самый кусок марсианского камня.

    Такси удалось словить очень быстро. Теперь с этим не было никаких проблем, не то что в прошлые времена. Раньше остро стояла проблема транспорта, теперь на первый план вышла проблема денег: их у населения было маловато.
    Большинство сверстников Андрея Валентиновича жили на мизерные пенсии, которые государство ещё и не выплачивало в срок. Кто-то подрабатывал честным трудом или хотя бы собирал бутылки в сквериках, другие же опустились до нищенства. Но даже глядя на самого отвратительного бомжа, Андрей Валентинович всё равно восхищался волей к жизни у этих немощных семидесятилетних детей.
    Наверное, будь Андрей Валентинович просто человеком, он бы даже посочувствовал им. А так он просто восхищался. Безо всякой жалости.
    Знание накатило примерно три года назад. Это знание было как ушат ледяной воды. Прожить шестьдесят пять лет и вдруг узнать, что ты не обычный человек, а чёрт в человеческом обличье. Согласитесь, такое принять спокойно просто невозможно. Но одно дело, когда тебе расскажет об этом кто-то другой - ему можно просто не поверить. И совсем другое дело, когда такое знание пробуждается прямо в тебе со всеми воспоминаниями доминирующей личности. Личности, которая до поры до времени спала внутри тебя. Тут уж тяжело не согласиться.
    Конечно, можно решить, что тебя не миновала чаша сумасшествия, но Андрей Валентинович был человеком другого склада. Он принял. Принял всё без остатка. Да и если признаться честно, тут ситуация несколько иная была. Это не Андрей принял в себя личность Бартока. Это Барток заявил: я - Барток, а ты, парень, - тоже я, только во сне.
    Но полностью искоренить в себе человеческую сущность Бартоку всё же не удалось. Для всех окружающих он всё так же оставался Андреем Валентиновичем.
    Когда внутренние миры двух сущностей наконец пришли в согласие, в теле пожилого человека на полную катушку заработал нестареющий разум чёрта Бартока.
    Во-первых, до нужного момента оставалось совсем немного, всего-то три года. Так что теперь можно было сказать, что Браг не обманул его хотя бы в этом.
    Во-вторых, надо было срочно найти этого самого Савченкова П.В., о котором и сам Барток, и его человеческая сущность Андрей не знали ровным счётом ничего, кроме даты смерти.
    Всеми мыслимыми и немыслимыми способами Барток взялся за решение задачи. Сначала он создал себе материальную базу для поисков. Благо, времена поменялись, теперь при наличии должной смекалки и отсутствии страха за своё предприятие (что, согласитесь, немаловажно) можно было за короткий срок сколотить приличные деньги.
    Многие молодые нувориши на первых порах с удивлением смотрели на не по возрасту резвого старичка, но затем, замечая его успехи, прониклись уважением. Всего за три года Андрею Валентиновичу удалось поднять на ноги фирму, которая имела филиалы во всех крупных городах бывшего Советского Союза. Но даже самые осведомлённые люди в фирме - его заместители - и помыслить не могли, что вся эта канитель проводилась ради единственной цели: найти одного конкретного человека.
    За деньги в этом мире можно было сделать всё. Поэтому дальше уже стоял только вопрос времени, которого оставалось совсем немного. Правда, и этот вопрос решился успешно, когда немалые суммы всё тех же денег перекочевали в нужные карманы. И то, что в самом начале казалось нереальным для решения даже за семьдесят лет, теперь решилось за каких-то три года.
    И сейчас, в этот самый день "Ч" ("М", или как там его ещё называют люди?) чёрт в человеческом обличье ехал в такси по незнакомому городу. Разосланные по всей стране агенты донесли: разыскиваемый Савченков Пётр Васильевич находится именно здесь. Проживает в двенадцатиэтажном доме. В настоящее время находится в своей квартире.
    На этих агентов он израсходовал почти все свои деньги. Он продал все свои акции. Но дело того стоило. Цель была близка. А всё остальное чёрта Бартока уже совершенно не интересовало. Андрея, растворившегося в личине жителя Ада, в общем-то, тоже, хотя он и сумел заставить Бартока отдать все оставшиеся средства на благотворительные нужды (иначе бы всё досталось неизвестно кому: наследниками Андрей так и не обзавёлся).
    Судьба - странная штука. Кто бы мог подумать, что Петька, лучший друг детства Андрея, окажется той целью, ради которой и прибыл в этот ужасный мир Барток? Знать бы это заранее, и поиск оказался бы значительно более простым. Хотя, Андрей всё равно не знал новой фамилии Петьки, которую тот взял по матери.
    А теперь оставалось самое простое: дождаться, когда Петька спрыгнетс крыши, и быстренько оприходовать его тёпленькую душу.
    - Далеко ещё? - спросил Андрей водителя, одновременно сверяя показания счётчика и остатки денег в кармане.
    - Да нет, папаша, всего пару кварталов.
    - Это хорошо, - пробормотал Андрей Валентинович и прикрыл глаза.
    И в этот момент водитель с диким криком резко нажал на тормоза. Такие шуточки не для пожилого человека. Андрей головой врезался в стекло и почувствовал, как по лбу поползла струйка крови.
    Прямо перед ними стоял потрёпанный "Мерседес", из которого уже выскочил водитель и склонился над телом перед капотом.
    - Папаша, с вами всё нормально? - спросил сбоку таксист.
    - Да, сынок, всё нормально. - Андрей Валентинович вытер кровь рукавом и открыл дверь, выбираясь на воздух. Таксист уже подбежал к стоявшей впереди машине.
    Кое-как Андрей Валентинович подковылял к месту происшествия. Перед "Мерседесом" лежал мужчина средних лет. Таксист пытался делать ему искусственное дыхание, а другой мужчина, по-видимому, водитель "Мерседеса", стоял рядом и причитал:
    - Он выскочил неожиданно... я не видел его... я не мог увидеть его!
    Таксист оторвался, приложил ухо к груди пострадавшего, после чего стал пытаться запустить сердце.
    Андрей взглянул по сторонам. Проезжавшие мимо машины притормаживали, да и на тротуаре начала собираться группа любопытных.
    И тут Андрей заметил мерцающую фигуру, стоявшую в отдалении. Несомненно, это была душа лежавшего перед "Мерседесом" человека. Значит, таксист старается уже напрасно. За столько лет Барток отвык от вида душ умерших. Тем не менее, он спокойным шагом направился к этой. Пока ещё рядом с ней не было видно ни ангела, ни беса, но любой из них мог появиться с минуты на минуту.
    - Ну что, сам виноват? - обратился он к душе, уныло созерцавшей происходящее на дороге. - Как думаешь, куда тебя теперь - в Рай, - Барток указал пальцем в небо, - или же в Ад? - он опустил палец вниз.
    Душа никак не прореагировала на его слова.
    - Эй, я к тебе обращаюсь! - с тревогой в голосе проговорил Барток в теле Андрея.
    Душа всё так же не замечала его, а потом и вовсе двинулась сквозь Бартока, пытаясь подойти чуть ближе к месту трагедии. Тут-то и появился проводник. Душа оказалась счастливой. В ярком свете ангел утянул её на Небо.
    - Не может быть... - прошептал Барток. - Не может быть... он не видел меня... - и кинулся бегом по улице.

    Правда пришла так неожиданно, что ошеломила даже служителя Сатаны. Да, он нашёл того, ради кого прибыл в этот мир, но все его поиски были напрасными. Какой толк в том, что этот Савченков совсем рядом, когда он просто не сможет забрать его душу? Души не видят чёрта! Не видят чёрта в теле человека!
    Молодой Барток в этот момент вовсю кутит со своими дружками и знать не знает ни про каких самоубийц. А этот Барток знает, но грош цена теперь его знанию!
    Петька убьёт себя, как это уже было один раз, семьдесят лет назад, и никому, никому не дано исправить раз допущенную ошибку!
    Разум понимал всё это, но ноги сами собой понесли тело старика к отпечатавшемуся в мозгу адресу. Последние купюры он отдал какому-то пацанёнку, указавшему ему путь к нужному дому. Вот уже та самая улица, вон в конце видна заветная двенадцатиэтажка.
    Как молодой он взлетел по лестнице, без лифта, к выходу на крышу. Оставалось всего несколько минут, но что он теперь сможет сделать?!
    И перед тем, как выйти на воздух, чёрт нашёл единственное решение, свой последний шанс исправить ошибку.

    Петька стоял на краю и смотрел вниз. Как же он постарел за эти годы. Если бы Андрей не был уверен, что видит перед собой старого друга, ни за что бы не узнал.
    - Эй, - окликнул Андрей старика, уже взобравшегося на парапет.
    Старик вздрогнул и оглянулся.
    - Не подходите, я сейчас прыгну, - пробормотал он. Сильные порывы ветра заглушили его слова, но Бартоку не надо было их слышать, чтобы всё понять.
    Он как-то странно улыбнулся и сам запрыгнул на парапет.
    - Что ж, дело твоё. Прыгай.
    Старик посмотрел на него как на идиота: - Ещё один шаг, и я обещаю вам - я прыгну.
    Барток посмотрел вниз, плюнул и проследил за улетающим плевком.
    - А что, высота вполне. - Он вновь взглянул на Петьку, такого старого Петьку. - Так ты не обещай, Петька, ты возьми и прыгни.
    Савченков Пётр Васильевич продолжал смотреть на незнакомца, взявшегося невесть откуда. Казалось, своё имя он просто не расслышал.
    А Барток продолжал:
    - Ты думаешь, прыгнуть вниз - проще всего? Что это разом решит все твои проблемы? - Пётр Васильевич молчал. - Если честно, ничего сложного в этом поступке нет. Совершенно ничего. И ты даже можешь это сделать, в этом я не сомневаюсь ни минуты. Но вот что будет дальше - ты знаешь? Я - знаю. А вот ты? Ты можешь сказать, что случится потом? Боль - этого почти не будет. Всё произойдёт мгновенно. Но что потом?
    - Когда - потом? - со страхом спросил старик.
    - Потом, когда наступит смерть?
    - Вы... вы о чём?
    Барток резко развёл руки, опасно балансируя на краю:
    - Ну неужели ты не слышал про Ад и Рай? Слышал?
    Старик согласно кивнул.
    - Ну вот, - продолжил Барток. - А куда попадают самоубийцы?
    Старый Петька потупил взор.
    - Ага! Вижу, что знаешь. Так неужели ты хочешь этого? - Савченков всё так же смотрел вниз и теребил полу пиджака. - А это, - Барток указал рукой на крышу и далёкий асфальт внизу, - это, Петька, действительно сделать очень просто, - и с этими словами он шагнул вниз.
    - Нет! - вскрикнул старик и дёрнулся к тому месту, где только что стоял его странный собеседник.
    Глухой удар снизу был ему ответом.
    Ошарашенный всем произошедшим, старик спустился с парапета на крышу.

    Перехода Барток не почувствовал. Казалось, только он шагнул с крыши, и вот он уже в компании своих дружков.
    Да, это была та самая вечеринка, из-за которой он проморгал душу Савченкова П.В. Но в ближайшее время душа Петьки не появится в загробном мире. В этом Барток теперь был уверен.
    - Эй, Барток, ты чего пригорюнился? - крикнул ему кто-то и запустил бутылкой: - На, развеселись!
    Барток словил бутылку и удалился с ней в тишину коридора.
    "Значит, память у меня останется...", - подумал он, отхлебнув.
    "А ты хитёр". Голос раздался прямо в голове у Бартока. Он похолодел, прекрасно вспомнив этот голос. Голос Властелина. "И твоя хитрость спасла тебя, ты остаёшься на своём месте. Пока. А вот с Брагом и его экспериментами придётся разобраться."
    Барток облегчённо вздохнул. Значит, он старался не зря.
    "Но память у тебя останется, в этом ты прав", - и Властелин зло расхохотался у него в мозгу.
    Барток почувствовал, что на лице что-то засаднило. Он провёл ладонью по щеке и с удивлением обнаружил на ней свежий шрам. Шрам от когтя Сатаны.

    Когда старик спустился вниз, там уже собралась изрядная толпа. Милиционеры отгоняли особо любопытных до крови зрителей.
    "Это, Петька, сделать очень просто". Эти последние слова странного незнакомца всё так же звучали у него в мозгу.
    Возле тела на корточках сидел человек в штатском. Он поднялся и подошёл к курившему рядом офицеру: - Вот, это всё, что у него нашли в карманах, - произнёс он и протянул ладонь с какими-то предметами на ней.
    Старик потянулся, чтобы увидеть лежавшие на ладони вещи незнакомца.
    В его карманах они нашли горстку мелочи, грязный носовой платок, спички, мятую полупустую пачку "Золотой Явы" и бурый ноздреватый камень - кусок марсианского грунта...

© Владимир и Татьяна Кнари 30.09.2001, 25.11.2001
Минск


Главная страница ] [ Об авторе ] [ Произведения ] [ Записки хомяка Глюка ] [ Блог ]

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".