Владимир Кнари

Но повесть о Ромео и Джульетте...

 

    Несколько минут Валька сидел и обдумывал прочитанное. Затем еще раз перечитал последние две строки:

Но повесть о Ромео и Джульетте
Останется печальнейшей на свете...

    - Да... - подвел он итог своим раздумьям и закрыл книжку. Бумажные книги уже давно стали редкостью, но Валькин дедушка в дни своей молодости страсть как обожал их собирать, создавая огромнейшую библиотеку по крупицам, выискивая средства на это всяческими способами. А от него эта страсть к книгам перешла и к Вальке.
    Большинство Валькиных сверстников уже давно предпочитали современные "читатели", которые позволяли прослушать произведение, озвученное профессиональными актерами.
    А Валька не любил эти новомодные механизмы. Ему намного больше нравилось бегать по строчкам глазами, останавливаться в наиболее интересных местах, перечитывая их по нескольку раз, или же нестись по абзацам галопом, ежели действие было столь захватывающим. Да и нравилось ему создавать образы героев в своем воображении самостоятельно, а не ориентируясь на уже записанный голос и интонации. Ведь интонации задают темперамент, характер человека...
    Старые часы пробили двенадцать. Тоже от дедушки остались.
    Валька вздохнул в последний раз, слез с дивана и пошел собираться в школу.

    Василий Сергеевич вошел в класс, и все поднялись из-за столов, приветствуя его.
    - Садитесь, садитесь... - произнес он на ходу. Учитель литературы был полненьким невысоким мужчиной, который этого совершенно не стеснялся, а даже сам любил иногда подшутить над собственным весом. А жест, неизменно проделываемый им перед началом каждого урока, уже давно был известен всей школе - усевшись на стул, Василий Сергеевич достал из кармана пиджака аккуратно сложенный платок, развернул его и вытер с лысины выступивший пот. Затем вновь аккуратно сложил платок и вернул его на прежнее место. Эти несложные, но узнаваемые манипуляции не раз уже повторялись на школьных КВНах как учениками, так и учителями.
    - Что ж, начнем, пожалуй, - Василий Сергеевич взглянул на экран монитора. - Так... Сегодня у нас "Ромео и Джульетта" Вильяма Шекспира... Хорошо... - Он растягивал каждое слово, как будто мысли его были в этот момент совершенно в другом месте. - Ну, все прочли? - Он окинул класс взглядом. Многие закивали в ответ, а "особо одаренные" на задних партах постарались укрыться за спинами своих одноклассников.
    - Ну, будем надеяться, что хотя бы примерно знаете, о чем речь... - Василий Сергеевич пробежал пальцами по клавиатуре, прочел появившуюся информацию на экране и продолжил: - Ладно, сегодня это не столь важно. На первом уроке мы быстро ознакомимся в общих чертах с содержанием этой трагедии, а на втором... - Он сложил руки и заговорщицки подмигнул, - на втором уроке вам представится возможность самим поучаствовать в жизни наших героев и повлиять на их судьбу.
    Школьники зашушукались.
    - Но об этом - на втором уроке. А теперь приступим к первой части.
    Он встал из-за стола и включил "доску". Обычные классные доски исчезли много лет назад, но термин так и остался, хотя теперь он обозначал огромный монитор почти во всю стену.
    Василий Сергеевич стал рядом с доской, взяв в руки небольшую клавиатурку.
    - Наверное, кто-то из вас слышал, что Вильям Шекспир писал свою трагедию про Ромео и Джульетту, основываясь на фактах из жизни реальных героев. Многие годы люди не могли проверить достоверность этой информации, но с изобретением хроновизоров вся наука шагнула далеко вперед, историки получили доступ практически к любой древней информации. Но и литературоведам это изобретение крайне помогло. Так, например, было установлено, что у Ромео и Джульетты действительно были реальные прообразы.
    Он нажал несколько клавиш, и на доске появился вид какого-то средневекового города. Солнце еще не было видно за крышами домов, но уже были слышны утренние трели птиц, Аврора уже вступала в свои права. Вот по улице проковылял какой-то мужчина в домотканой одежде, толкающий перед собой небольшую груженую тележку.
    - Перед вами тот самый город, где реально произошли все описанные Шекспиром события. Сейчас вы можете видеть то, что он мог только представлять себе. И это именно то утро, когда молодой человек, прозванный позднее Ромео, покинет свою "Джульетту". Смотрите, вот сейчас он появится.
    Глаза всех школьников, даже самых отъявленных хулиганов и лоботрясов, были прикованы к доске. Такое ведь не каждый день показывают. В принципе, каждый мог посмотреть на монитор своего компьютера, куда транслировалось изображение с доски, но на большом экране смотреть было куда интереснее.
    И вот все увидели юношу, появившегося из узенькой темной улочки. Осмотревшись по сторонам, он накинул плащ и быстрым шагом направился вниз по улице.
    Валька аж обомлел. Ведь он именно таким и представлял себе Ромео! Ну ладно, внешний вид этого юноши был описан в книге, но кто мог поручиться, что Шекспир дал верное описание? Да и нельзя даже по такому описанию настолько точно восстановить все черты человека. А Валька видел при чтении именно его, именно этого парня!
    Василий Сергеевич показал им еще несколько сцен из жизни реальных "Ромео" и "Джульетты", затем показал отрывки из спектаклей и фильмов по этой пьесе. А затем прозвенел звонок, и школьники выбежали в коридор на перемену.

    Звонок уже прозвенел, а Василий Сергеевич все не появлялся. Наконец, спустя пять минут, он вошел в класс:
    - Прошу у вас прощения, но были некоторые затруднения, которые все же удалось решить. - Усевшись за стол, он продолжил:
    - Итак, как я и обещал, сейчас вас ожидает сюрприз. И вот в чем он состоит. Многие годы ученые-литературоведы пытались выяснить, что случилось бы с Ромео и Джульеттой, останься они живы. Многие считали, что счастья у них бы не было. В доказательство тому приводилось много доводов: крайняя молодость влюбленных, обстоятельства их знакомства и столь поспешный брак. Большинство из исследователей сходилось на том, что это была всего лишь мимолетная подростковая влюбленность. Наверное, многим из вас знакомы такие чувства.
    Послышались смешки, Василий Сергеевич заметил, что некоторые девочки быстро переглянулись с кем-то и зарделись, потупив взор. Улыбнувшись, он продолжил:
    - Так вот, не столь давно в руках ученых появился еще один инструмент, который носит очень уж труднопроизносимое название, а в народе его прозвали "удилищем". Вы могли слышать о нем - это "удилище" позволяет выхватывать людей из их повседневной жизни и перемещать их куда угодно в пространстве и времени.
    И с помощью этого "удилища" ученые попытались доказать свою догадку. И не безуспешно. Прототипы Ромео и Джульетты были вырваны из своего времени в последние моменты, описанные в трагедии Шекспира. Ученые поместили их в разные жизненные условия в различных временных эпохах (должен сказать, что "удилище" настроено таким образом, что автоматически проверяет, не повлияет ли появление новых людей на известные исторические факты). А потом взглянули на них же, но проживших долгую жизнь. И ни в одном из случаев их брак не оказался счастливым! Профессор Калтонов даже защитил диссертацию на эту тему.
    Василий Сергеевич заметил поднявшуюся руку.
    - Ты хочешь что-то спросить, Сережа?
    Сережа, невысокий веснушчатый парнишка, поднялся и спросил:
    - Василий Сергеевич, а вот у меня вопрос возник: как это можно одного и того же человека несколько раз забирать? Ведь если этого "Ромео" забирает один человек, то второму уже некого будет "выуживать", так?
    - Так, да не совсем. Все дело в том, что "удилище" реально не вытягивает человека из одного времени, перемещая его в другое. Создается как бы новый человек, точная копия. Это как сейчас продукты создают - из одного куриного яйца - сотню. Фактически получается, что в истории жило множество Ромео и Джульетт, совершенно идентичных друг другу до момента "выуживания", но дальше их жизни совершенно разнятся. Понятно?
    Сергей кивнул и сел, но взамен поднялась еще одна рука.
    - Да?
    - А вот скажите, как же они могли выжить, помещенные в совершенно чуждое им время? - это уже была Ленка, признанный лидер женской половины класса.
    - Ученые предвидели и эту сложность. В момент копирования им вводятся знания о том времени, куда они попадают, а прошлые их воспоминания остаются лишь сном, тенью их новой жизни.
    Больше вопросов не возникло.
    - Если все ясно, то я продолжу. Сегодня все вы имеете возможность воспользоваться "удилищем" и убедиться своими собственными глазами в этом немного неприятном факте.
    На доске, а затем и на всех мониторах появилась красивая картинка программы для работы с "удилищем".
    - Программа сама поможет вам начать работу. Одевайте наушники и творите. - Василий Сергеевич уселся за свой компьютер, с которого он мог следить за работой каждого ученика. Прошли те времена, когда можно было спокойно укрыться на задних партах и маяться себе дурью.
    Валька тоже надел наушники и ткнул мышкой на кнопку "Начать обучение". Программа достаточно быстро объяснила все основные операции. Оказывается, от человека требовалось только выбрать временной период жизни, страну, положение в обществе и так далее, а программа доделывала все остальное самостоятельно. Дальше - выбирай промежуток жизни наблюдаемых героев в будущем и смотри, что с ними произошло.
    В данный момент программа была настроена на конкретных людей - прообразов отпрысков Монтекки и Капулетти.
    Вальке эта идея распоряжаться чужой жизнью как-то не понравилась. Что-то было в ней нехорошее. Поэтому он долго сидел, не решаясь сделать выбор. Но тут его отвлекли другие одноклассники, которые не ждали так долго.
    Витька Угоров, имевший недобрую славу на всю округу, управился раньше других и теперь веселился за своим компьютером, причем так бурно, что привлек внимание соседей и самого Василия Сергеевича.
    Все сразу повскакивали со своих мест, желая увидеть, что же так веселит Витьку. Валька тоже поднялся, радуясь, что отсрочивает принятие решения.
    Витька додумался поместить героев в последние годы двадцатого столетия, сделав их "неформальной молодежью". Поначалу все шло в жизни возлюбленных очень неплохо, но промотав несколько лет, все смогли убедиться, что радости молодости куда-то улетучились.
    Сначала они увидели "Ромео". Он лежал на кровати, зрачки глаз были расширены до невозможности, а на руке были заметны явные следы постоянных уколов. Страшная чума двадцатого века - наркотики. Вальку даже передернуло от этого зрелища. Затем Витька решил переключиться на "Джульетту". Это зрелище было менее страшным. Она стояла на улице, одета была очень и очень неплохо. Слишком открыто, пожалуй, но кто ее знает, моду тех лет. Вот возле нее остановилась машина (наверное, одна из лучших в те годы, решил про себя Валька), и Джульетта подошла к ней. Перекинувшись несколькими словами с пассажирами, она открыла заднюю дверцу, уселась, и машина укатила.
    Витька решил перекрутить еще несколько лет, но Вальке не хотелось смотреть дальше. Ему было совершенно не понятно, что в этих эпизодах так развеселило Угорова. Некоторые ребята тоже отошли к своим компьютерам.
    Еще несколько раз кто-то подзывал к себе друзей, желая показать сцены жизни людей, которые стали марионетками в его руках. Валька слышал, как кто-то заявил, что поместил влюбленных в каменный век. Но он больше не желал на это смотреть. И свой выбор не делал.
    До конца урока осталось пять минут, когда Василий Сергеевич встал и сообщил, что ему надо срочно подойти к директору. Напоследок он спросил:
    - Ну что, посмотрели?
    Почти все кивнули. Валька молча смотрел в монитор. Василий Сергеевич по привычке окинул весь класс взглядом и сказал уже в дверях:
    - Не задерживайтесь. И не забудьте в конце урока выйти из программы.
    Что-то внутри Вальки щелкнуло, и он взялся за мышку. В графе "Изменение временного периода" он несколько раз нажал кнопочки "+" и "-", позволявшие выбрать время до или после исходного, и в конце концов оставил его нулевым. Страна - пусть остается Италия, вот только город изменим на Рим. И больше ничего не меняем. Валька вновь вспомнил последние строки: "...останется печальнейшей на свете...", и нажал кнопку "Переместить".
    Теперь нужно было выбрать количество лет, прошедших со дня перемещения. Почти не задумываясь, он выбрал число 20.
    С экрана на него смотрела "Джульетта". Уже не девушка, а взрослая женщина, но все равно оставшаяся такой же красивой. Она сидела в какой-то комнате, из окна лился солнечный свет, а на полу играл малыш лет шести. Вдруг из-за экрана появился мальчишка постарше, он что-то спросил у "Джульетты" и, видимо, получив желанный ответ, убежал. Наушники почему-то Вальке одевать не хотелось, поэтому он продолжал следить за разыгрывающейся пантомимой. С той же стороны, где исчез мальчишка, появился мужчина того же возраста, что и сама "Джульетта". Валька с радостью узнал в нем повзрослевшего "Ромео". Мужчина встал позади женщины и обнял ее за плечи.
    Валька решил не смотреть дальше, а увеличить время еще, причем сразу на большой срок.
    Улица, сочная зеленая трава, а посреди - аккуратная могила, на которой лежат две розы - белая и красная. Ветер треплет их лепестки.
    На глаза накатили слезы. Пожалуй, переборщил он со временем. Валька увеличил изображение, могильный камень занял весь экран, и стало возможно разобрать надпись на нем. Похоже, сверху - это имена, а ниже - даты рождения и смерти. Валька увеличил картинку еще, чтобы видеть лишь цифры. Да, они прожили достаточно долго для своего времени... "Жили они долго и счастливо...", вспомнил он слова, которыми заканчивались почти все детские сказки.
    И тут он заметил то, что не бросилось в глаза сразу - даты смерти совпадали...

© Владимир Кнари 08.04.1999
Минск


Главная страница ] [ Об авторе ] [ Произведения ] [ Записки хомяка Глюка ] [ Блог ]

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".