Владимир Кнари

На кухне мышка уронила банку...

 

    Часы тихо тикали в углу комнаты, а из-за окна доносился такой же тихий шелест ночного летнего дождя. Даже не дождя, а дождика. Маленькие капельки разбивались о стекло окна, оставляя лишь крохотные мокрые точечки, которые медленно собирались в более крупные, а затем стремительно скатывались вниз.
    Внезапно во дворе залаяла собака, видимо, заметив позднего прохожего. "Тише ты", - шикнул на нее Алексей, и собака, будто услышав этот шепот, замолкла. Взглянув в последний раз на тонкие струйки, Алексей задернул шторы. Но тонкая ткань не сумела отсечь путь свету фонаря. Комната лишь погрузилась в полумрак. Тем не менее, темнота ничуть не мешала Леше прекрасно видеть всю комнату.
    В углу у стены, под самыми часами, спала на матрасе Таня. Ее голова была откинута, покоясь на подложенной руке. Волосы во сне растрепались и перепутавшимися прядями лежали на плечах.
    Стараясь не шуметь, Леша прошмыгнул мимо нее и прикрыл за собой дверь. На кухне стояла непроглядная темень, с этой стороны дома фонари хоть и были, но не работали почти с момента их установки. Потому Алексей щелкнул выключателем, и в резком свете, больно ударившем по глазам, он еще успел заметить, как крохотный серый комочек галопом унесся в какую-то щель за шкафом.
    "Старый приятель", - улыбнулся Алексей. Мышонок появился еще осенью, уйдя от холодов с ближайшего поля в тепло квартир нового микрорайона, а за зиму ему, должно быть, так понравилась молодежная обстановка Лешкиной квартиры, что он решил остаться. Тем более что хозяин не был особенно против. За хитрую мордочку Лешка нарек его Хитрюгой.
    По привычке крутанув горячий кран, в ответ Алексей услышал лишь злорадное шипение. Чертыхнувшись про себя, открыл холодный и набрал полный чайник воды. Спички почему-то отсырели и долго не хотели загораться. Только уничтожив половину коробка, удалось наконец разжечь плиту.
    Серый шалунишка вновь обнаружил себя, но уже на столе. Он с неистребимым любопытством обнюхивал каждый сантиметр пустого стола, выискивая хотя бы самую крохотную завалявшуюся крошку. Лешка смилостивился, отломил небольшую хлебную корку и аккуратно, стараясь не напугать мышонка, положил ее на уголок стола. Хитрюга, уже не раз получавший таким образом подаяние, все же недоверчиво покосился на подарок, затем быстро подбежал к корке, схватил ее и вприпрыжку унесся с ней в свою щель. Но еще долго там можно было слышать шуршание и даже какое-то причмокивание.
    Заварив чаю, Алексей погасил свет и вернулся в комнату. Таня мирно спала, свернувшись калачиком. В тишине комнаты она чуть заметно вздрагивала во сне, а одеяло по неизвестной причине лежало рядом на полу. Леша поднял его и вновь укрыл Таню, подоткнув одеяло со всех сторон. Почувствовав тепло, она улыбнулась, и напряжение с ее мышц спало.
    Делая махонькие глоточки, Лешка долго смаковал чай, неотрывно глядя на спящую девушку. Ему было просто приятно сидеть вот так вот рядом, глядя на Танино лицо, вдыхая аромат ее тела. Ему хотелось чувствовать себя сторожем ее сна.
    Вдруг на кухне раздался удар, а затем звон разбитого стекла. От неожиданности Лешка чуть не выплеснул оставшийся чай на себя. Таня же только вздрогнула, не просыпаясь. Скорее всего, в этот миг в ее сне промелькнула какая-нибудь неприятная сцена. Всего миг, но она успела увидеть целую историю. Чтобы прогнать страхи снов, Леша обнял ее и погладил по волосам. Уже через несколько минут она снова спокойно дышала. Только тогда Лешка встал и пошел выяснять, что же случилось на кухне.
    Хитрюге явно оказалось мало Лешкиного угощения, и он вновь вышел на охоту. Но то ли его подвел набранный после еды вес, то ли еще что, но факт оставался фактом: в очередной поворот мышонок не вписался, четко угодив в стеклянную банку, которая мирно сушилась на столе. Виновник все еще находился на месте преступления, видимо, сам одновременно напуганный и удивленный случившимся. Он сидел на краю стола и с интересом глядел вниз, туда, где теперь блестели лишь осколки разбитой банки.
    С тяжелым вздохом Леша убрал осколки, погрозил кулаком Хитрюге, все это время делавшему вид, что он совершенно тут ни при чем. "Ага, ты просто прогуливался", - сказал Лешка, глядя на мышонка в упор. "А то!", - как бы ответил тот и гордо удалился в свою норку.
    Раз уж опять оказался на кухне, Лешка долил горячей воды в чашку.
    ...Дождь уже давно прекратился, а Лешка все так же молча сидел в углу возле матраса, считая проходящие секунды вместе с маятником часов и слушая душещипательный концерт котов на улице.
    И только утром, когда лучи летнего солнца уже стали пробиваться сквозь штору, он заснул, прикорнув в ногах у Тани.

    Прошло несколько минут, прежде чем Алексей полностью пришел в себя. Он встряхнул головой, как бы сбрасывая остатки пережитого "возвращения", и открыл глаза. Скорее по привычке он пригладил волосы, в которых уже начала появляться седина.
    Маленький приборчик лежал прямо перед Алексеем на столе и тускло мигал желтым огоньком. Алексей протянул руку и нажал кнопку на нем, желтое мигание сменилось постоянным красным светом, показывающим, что "возвращатель" в настоящий момент отключен.
    "Вот и все...", - подумал Алексей. Он поднял прибор двумя пальцами и повертел перед глазами. - "Кто бы мог подумать, что такая крохотулечка может подарить людям столько счастливых мгновений... Хотя, почему подарить? Все мы когда-то уже пережили это, и если уж называть эти эпизоды подарком, то это подарок судьбы".
    Вернув "возвращатель" на место, Алексей поднялся и подошел к окну. Затекшие мышцы сразу напомнили о себе тупой болью. Как и тогда, тридцать лет назад, за окном шел дождь. Теплый летний дождь. Взрослые, давно утратив романтику, спешили поскорее найти уютное убежище от воды, а дети веселились, босиком прыгая по лужам.
    "Жизнь не изменилась, изменились мы сами. И то, что ученые дали нам возможность возвращаться в наше прошлое, только еще сильнее ослабило стремление к жизни. А вот они еще достаточно юны, чтобы принимать все прелести жизни такими, каковы они есть, и не скорбеть о давно прошедших временах..."
    Алексей отвернулся от окна, и взгляд его случайно скользнул по книжным полкам. Крапивин, Грин... "Если мы сейчас не остановим это, то рискуем навсегда убить в наших детях надежду на то, что алые паруса когда-нибудь появятся на горизонте".
    Настойчивый телефонный звонок прервал размышления. С досадой взглянув на аппарат, Алексей все же поднял трубку и уселся в кресло.
    - Да, я слушаю.
    - Ну, что ты решил?
    - Хорошо, я напишу эту статью. - Некоторое время он молчал, слушая нетерпеливое пыхтение на том конце. - Жаль, конечно, что нам придется отказаться от всего этого, но я понимаю: иначе просто нельзя, - и уже более твердым голосом закончил: - Короче, статья будет готова сегодня к вечеру, - и сразу положил трубку.
    Пытаясь восстановить прерванный поток мыслей, Алексей закрыл глаза и некоторое время молча сидел в кресле, затем вытянул из ящика несколько белых листов и ручку.
    "Возвращение в молодость?", - вывел он аккуратным почерком на чистом листе. Потом написал несколько слов, зачеркнул их, начал заново, снова зачеркнул. А затем быстро и уверенно записал: "Многие из нас не боятся смерти, но лишь немногие не боятся старости". Вдруг его взгляд скользнул по "возвращателю". Алексей взял его и со вздохом опустил в мусорную корзину.
    Он попытался припомнить, как же выглядел Хитрюга, представил себе мышонка, который, сидя на банке с вареньем, подмигнул ему, будто говоря: "Не боись, все будет путем". Устроившись поудобнее, Алексей принялся за работу.

© Владимир Кнари
Минск


Следующий ] [ Сборник "Наша жизнь?" ] [ Тенета-Ринет'2000 ] [ Страница автора ] [ Блог ]

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".